Самохин А.В. – Россия – Япония: перспективы энергетического сотрудничества

Два года прошло после землетрясения и цунами 11 марта 2011 г., и последовавшей за этим аварии на АЭС «Фукусима». Современные японские аналитики все громче начинают говорить о новой энергетической эре в Японии – пост-фукусимской.

После ликвидации последствий аварии, тогдашний премьер-министр Японии заявил, что стране придется создавать свою энергетическую политику с нуля. К 2030 г. было решено фактически свернуть атомную энергетику. По состоянию на март 2013 г., 48 из 50 ядерных реакторов Японии остановлены.

В этих условиях Япония не имеет выбора в краткосрочной перспективе и бесспорно нуждается в альтернативных источниках энергии.

Японская атомная энергетика была третьей в мире и по установленной мощности ядерных реакторов и по числу работающих энергоблоков. По  этим показателям она уступала только США и Франции. Однако авария изменила все планы. Порядка 77% японцев выступают против атомной энергетики, и правительство настроено в том же ключе.

На сегодняшний день из всех видов природного топлива наиболее перспективным в рамках мирового энергообеспечения является газ. К его основным поставщикам можно отнести США, Россию, Канаду, Алжир, Иран и страны Персидского залива, а также Туркмению, Азербайджан и Казахстан.

В связи с отказом от атомной энергетики, потребности Японии в газе значительно выросли. Спрос на сжиженный газ в стране увеличивается с такой скоростью, что имеющиеся мощности по его приему не справляются с потоком импорта. При этом Япония покупает сжиженный газ по самым высоким ценам в мире.

В последние месяцы начала прослеживаться следующая тенденция: в вопросах энергетического бизнеса Япония все больше поворачивается в сторону России. Это стало особенно заметно с момента визита японского премьер-министра Сидзо Абэ в Москву 29 апреля этого года. «Роснефть» и «Газпром» заявляют о планах строительства новых мощностей по производству сжиженного природного газа (СПГ) на Дальнем Востоке. В рамках этих проектов Япония считается одним из приоритетных рынков сбыта.

Согласно торговой статистике, Япония импортировала 87,3 млн т СПГ в 2012 г., почти на 25 % больше, чем в 2010 г., до катастрофы на Фукусиме . На долю Японии приходится треть мировых поставок СПГ.

Это означает, что растет импорт не только из традиционных стран-поставщиков в Юго-Восточной Азии (Индонезии и Малайзии) и на Ближнем Востоке (Катар), но и из Северной Америки, где разработка месторождений сланцевого газа приводит к снижению цен на природный газ, а также с острова Сахалин (Россия), чьи огромные запасы относительно более доступны.

На долю России приходится 10% японского импорта СПГ, она занимает четвертое место по поставкам в Японию после Австралии, Катара и Малайзии.

Даже если Япония вернется к АЭС, то спрос на российский газ всё равно останется высоким. Да, добыча российского газа и производство СПГ обходится дороже, чем у конкурентов – Австралии, Катара и Малайзии. Понятно, что российскому СПГ будет трудно конкурировать по ценам с сырьем других производителей, поскольку в России выше себестоимость добычи сырья. В то же время у него есть неоспоримые преимущества.

Во-первых, географическая близость России и Японии значительно облегчает поставки в Страну Восходящего Солнца. В то время как Катар, Австралию и даже Малайзию отделяют от Японии многие тысячи километров.

Во-вторых, стабильность и безопасность поставок и отсутствие сколько-нибудь значимых политических рисков. Между тем поставки из Австралии и Катара подвержены рискам в связи с необходимостью транспортировки через пользующийся дурной славой Малаккский пролив, который к тому же может стать зоной военного противостояния между США и Китаем. Кроме того, Катар расположен в регионе бурлящего Ближнего Востока и рискует стать эпицентром новой войны в случае военной операции в Сирии или Иране.

В-четвёртых, активное участие японских энергетических компаний в российских нефтегазовых проектах. Япония уже является одним из крупнейших инвесторов в нефтегазовую индустрию на Дальнем Востоке. Компанией Sakhalin Oil and Gas Development наполовину владеет японское правительство, а сама компания имеет 30%-ю долю в одном из крупнейших российских нефтяных проектов на острове Сахалин. Корпорации Mitsui & Co и Mitsubishi Corp. являются партнерами Газпрома в российском проекте по производству СПГ «Сахалин-2», в котором им принадлежат 12,5% и 10%, соответственно.

В-пятых, перспективы реального развития российско-японского энергетического сотрудничества. Российский газовый гигант Газпром сейчас развивает месторождение в Восточной Сибири и строит трубопровод для транспортировки газа к планируемому заводу по его сжижению во Владивостоке (проект «Владивосток-СПГ»). Как вариант, Газпром мог бы в перспективе предложить японским компаниям долю в этом проекте. Но и это ещё не всё. Другой российский энергетический гигант Роснефть сообщил, что японская компания Marubeni может принять участие в финансировании и строительстве ещё одного завода СПГ, который планируется построить на Дальнем Востоке, а также в продаже газа.

Новые перспективы российско-японского сотрудничества связаны со значительными запасами на территории РФ сланцевого газа, а создающаяся трубопроводная система (включая проект трубопровода Сахалин – Хоккайдо) позволит значительно удешевить его поставки.

Таким образом, дальнейшее развитие двустороннего партнерства в энергетической сфере предоставляет обеим странам значительные долгосрочные преимущества. При этом, с учетом необходимости обеспечения собственной энергетической безопасности, для Японии Россия является наиболее надежным, перспективным и практически безальтернативным партнером.

 

Copyright © ЦИМО АТР

You can comment this article, but links are not allowed.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика