Чернов К.С. – Попытка создания ядерного оружия Южной Кореей в XX в. и реакция США

Сегодня принято говорить о северокорейской ядерной проблеме, однако еще до ее возникновения Сеулом была начата разработка  собственной ядерной программы, главной целью которой являлось создание ядерного оружия. Ключевым фактором, подталкивающим Республику Корея (РК) вести разработки в данной сфере, безусловно, послужила военная угроза со стороны КНДР. Но существовала и иная причина: политика США в значительной мере повлияла на принятое руководством РК решение о создании оружия нового поколения.

В конце 1960-х годов правительство Р. Никсона было вынуждено пересмотреть свою азиатскую политику, что объяснялось «вьетнамским фактором». Так, в июле 1969 года Никсон в своем официальном заявлении пообещал американскому народу не вмешиваться в ази­атские внутренние конфликты. Эта политика получила название «доктрина Никсона» [1], которая предполагала постепенный вывод части американских вооруженных сил с территории азиатских союзников, в том числе и с юга Корейского полуострова[2].

Уже на следующий год американское руководство провело переговоры с авторитарным правительством Пак Чон Хи о значительном сокращении американского военного контингента в Южной Корее. В результате к концу 1970 года с территории РК из 60 тыс. было выведено 24 тыс. американских военнослужащих[3].

В это же время США начали политику сближения с Китаем. В октябре 1971 года состоялся визит советника по национальной безопасности США Генри Киссинджера в поднебесную, и в ходе переговоров американская сторона согласилась вывести две трети своего военного контингента с территории Тайваня. В следующем году Китай посетил уже Р. Никсон, данный визит привел к подписанию Шанхайского коммюнике. Налаживание американо-китайских отношений означало постепенный «отход» США от Южной Кореи.

Эти факторы подтолкнули Сеул к укреплению обороноспособности страны. В 1970 году в РК была сформирована Комиссия по разработке оружия, целью данного органа являлась тайная разработка вооружений для обеспечения безопасности государства. Комиссия обратилась к южнокорейскому президенту Пак Чон Хи с предложением создания ядерных вооружений[4] и получила одобрение. Началась совместная работа Комиссии по разработке вооружений и Агентства оборонных исследований при Министерстве обороны, что принесло определенные плоды. В 1970 году Сеул начал строительство реактора на легкой воде[5].

Разработки южными корейцами нового оружия были начаты в рамках программы, именуемой «Проект 890». Работы велись в трех основных направлениях: ракеты-носители, ядерные боеголовки и химические боеголовки. Первые работы в сфере создания ядерного оружия стали вестись в 1972 году, однако уже в декабре 1974 года, согласно распоряжению президента страны, Агентство оборонных исследований сконцентрировало свою деятельность на этой области. В 1975 году с этой целью было создало 3 спецгруппы, изначально состоящих примерно из 50 ученых. К середине 1976 года их количество возросло до 250 человек[6].

Для акселерации процесса разработок Сеул занялся поиском сотрудничества со странами, обладающими собственными технологиями в ядерной сфере. В 1975 году РК пришла к договоренности с Францией о покупке оборудования для вторичной переработки плутония. Подобное оборудование Сеул намеревался приобрести и у Бельгии. С Канадой был заключен контракт на поставку реактора на тяжелой воде[7].

14 мая 1974 года в рамках «Проекта 890» стартовала ракетная программа под названием «Белый медведь». Основной задачей проекта, стала работа по созданию ракеты класса земля-земля на базе американской «Nike-Hercules» класса земля-воздух. Данная ракета-носитель способна доставить заряд массой до 40 кг на расстояние до 140 км. Агентство оборонных исследований планировало увеличить дистанцию поражения ракеты до 350 км и допустимую массу заряда. Таким образом, Сеул преследовал цель создания оружия, которое было способно ударить по любой точке противника: не только по Пхеньяну, Вонсану и Нампхо, но и отдаленным промышленным городам, таким как Хамхын и Анчжу, а также спорным территориям в Желтом море в случае их захвата Севером.

Летом 1975 года Пак Чон Хи в одном из своих заявлений дал понять американской стороне, что в случае вывода Соединенными Штатами ядерного тактического оружия с территории РК, Сеул будет намерен создать собственное ядерное оружие и имеет для этого все технические возможности[8].

Однако ЦРУ стали известны детали «Проекта 890», и попытка Сеула создать ракетную систему большого действия встретила сильное сопротивление со стороны Вашингтона[9]. Под давлением США Южная Корея была вынуждена ограничить диапазон поражения разрабатываемых ракет до 180 км и массу начинки до 440 кг.

Еще одним камнем преткновения между США и РК явилось использование американского ракетного топлива в обход самих Соединенных Штатов. Дело в том, что Сеул приобрел у Франции ракетное топливо, изготавливаемое калифорнийским заводом «Lockheed», а также технологии его производства. Предоставленная информация вынудила госсекретаря США Генри Киссинджера оказать давление на южнокорейского президента в целях сворачивания ядерной программы РК. В частности, Киссинджер заявил, что в случае игнорирования позиции США все американские вооруженные силы будут выведены с Корейского полуострова[10]. Администрация Форда была намерена оказать и экономическое воздйствие. Если учитывать, что Вашингтон на тот момент являлся важнейшим экономическим партнером Сеула, то Форд мог нанести ощутимый урон по экономике страны.

Более того, Вашингтон напрямую вмешался в сделки Франции и Канады с Южной Кореей и посредством своего влияния убедил Париж и Оттаву отменить их. Тем более, Корея пыталась купить у канадской компании «NRX» реактор, который ранее был приобретен у нее Индией и использован для получения оружейного плутония. Очевидно, что Сеул решил пойти тем же путем. Под давлением Вашингтона Южная Корея временно приостановила свою программу по созданию ядерного оружия и подписала 2 документа, ограничивающие возможности РК в ядерной сфере. Во-первых, это американо-южнокорейское Соглашение о сотрудничестве в сфере атомной энергетики от 1974 года, запрещающее Сеулу перерабатывать отходы атомных электростанций и вести работы по обогащению урана[11], во-вторых, Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО)[12] от 1975 году. Выполнив требования США, РК обеспечила себе военную поддержку со стороны Вашингтона, и планы по выводу американских ВС с юга Корейского полуострова были отменены.

Спустя несколько месяцев в ходе своей предвыборной кампании Джимми Картер пообещал вывести все американские сухопутные войска США из Южной Кореи к 1982 году. Его избрание президентом США подорвали уверенность южнокорейского руководства в планах Вашингтона по обеспечению безопасности своего союзника. После победы Картера в президентской гонке Сеул официально заявил, что если новый лидер США не изменит своего решения, РК приложит все усилия для создания ядерного арсенала и увеличения возможностей по обеспечению безопасности государства[13].

Таким образом, в сентябре 1977 года РК продолжила ранее приостановленные ядерные разработки и работы по созданию ракеты-носителя большой дальности. В 1978 году Агентство оборонных исследований провело успешные испытания модернизированной «Nike Hercules», но не оснащенной боеголовкой[14].

Что касается ядерного заряда, то, по данным ЦРУ, его масса и мощность должны были строго зависеть от характеристик ракеты. Масса составила бы от 300 до 350 кг, а мощность боеголовки не превысила бы 20 килотонн[15].

В ходе следующего года Южная Корея выделила примерно 5 млрд. долларов на строительство легководных реакторов. Использование отработанного топлива этих реакторов для создания ядерного оружия представляло более легкий и быстрый путь, чем обогащение урана. Однако проблема Сеула заключалась в том, что он собственными силами должен был создать завод по переработке плутония, поскольку возможности его импорта и соответствующих технологий были блокированы Соединенными Штатами[16].

Последней точкой в прекращении ядерной программы РК явилась возникшая внутриполитическая нестабильность в стране, вызванная убийством Пака и сменой власти. Более того, Конгресс США был против программы Картера по «уходу» из Южной Кореи. Эти факторы, а также возможные санкции за несоблюдение ДНЯО и Соглашения о сотрудничестве в сфере атомной энергетики повлияли на отказ РК от создания собственного ядерного арсенала в XX веке.

К.С. Чернов

ДВГГУ


[1]문장격. 한미 갈든의해부 (Мун, Чжангёк. Анализ противоречий между США и Республикой Корея). 나남, 1994. 119 쪽.

[2] Cumings, B. The Structural Basis of «Anti-Americanism» in the Republic of Korea // Korean Toward the United States: Changing Dynamics. New York, 2005. P. 104.

[3] Hayes Peter. The Republic of Korea and the Nuclear Issue // Pacific Focus, vol. 7, no. 1. 2008. P. 52

[4] Pollack Jonathan D., Reiss Mitchell B. South Korea: The Tyranny of Geography and the Vexations of History. Brooking, 2004. P. 262.

[5] Hersman Rebecca K. C., Peters Robert. Learning from South Korean and Taiwanese Rollback // The Nonproliferation Review, Vol. 13, No. 3. Monterey. 2006. P. 541

[6] Хван Чжун Хо, Квак Чжэ Хун. Пак Чон Хи, разработка ядерного оружия к 1978 году.

[7] Hersman Rebecca K. C., Peters Robert. Ibid. P. 542.

[8] Reiss Mitchell B. Without the Bomb: The Politics of Nuclear Nonproliferation. 1988. P. 89.

[9] Pollack Jonathan D., Reiss Mitchell B. Ibid. P. 262.

[10] Hayes Peter. The Republic of Korea… Ibid. P. 52.

[11] Agreement for Cooperation between the Government of the United States of America and the Government of the Republic of Korea Concerning Civil Uses of Atomic Energy Signed in 1974. [Electronic resource].

[12] Pollack Jonathan D., Reiss Mitchell B. Ibid. P. 263.

[13] Engelhardt Michael J. Rewarding Nonproliferation: The South and North Korean Cases // The Nonproliferation Review, Vol . 3, No 3. Monterey, 1996. P. 32.

[14] Хван Чжун Хо, Квак Чжэ Хун. Ibid. [Electronic resource].

[15] Hayes Peter. Park Chung-hee, the CIA and the bomb. [Electronic resource].

[16] Ibid.

You can comment this article, but links are not allowed.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика