Макуха Н.А. – Деятельность администрации Приамурского края и русского военного командования в период военных действий в Маньчжурии в 1900–1901 гг.

Русско-китайская война 1900–1901 гг., начавшаяся в столичной провинции Китая – Чжили, через месяц достигла русской границы. Боевые действия затронули территорию России. в Амурской области, в районе Благовещенска они оказались наиболее ожесточенными и продолжительными. Ожесточенность конфликта была проявлением возникших еще в XVII в. противоречий интересов России и Китая в Приамурье. Обе стороны понимали, что от исхода борьбы за Амур, единственную транспортную артерию, соединяющую восточные регионы с центром России, во многом зависит дальнейшее развитие русско-китайских отношений. Инициатива в развитии событий на Амуре исходила не от Петербурга и Пекина, а была в руках местных властей Благовещенска и Айгуна, Хабаровска и Цицикара.

Во время данного военного конфликта между Россией и Китаем  главная задача ввода войск Приамурского военного округа в Маньчжурию заключалась в том, чтобы не допустить переноса военных действий на российскую территорию, сдержать военными средствами восстание ихэтуаней на китайской территории и вернуть утраченные позиции России на КВЖД. Войска округа приняли участие в операциях на двух главных театрах военных действий: на Печилийском театре военных действий и Северной Маньчжурии.  Результативность военных действий русских войск была определена превосходством военного управления и организации, высокой профессиональной выучкой и обученностью личного состава войск округа. Китайские солдаты регулярной армии и повстанцы, имевшие неплохое вооружение и оказавшие упорное сопротивление, терпели поражения из-за плохой военной подготовки, неумелого командования.

Внутренняя стабильность в Амурской и Приморской областях была сохранена силами местных властей. 28 июня Приамурский генерал-губернатор и командующий войсками Приамурского военного округа Н. И. Гродеков издал обращение к властям и населению Маньчжурской провинции Китая. В нем разъяснялись официальная правительственная точка зрения на события в Маньчжурии и решение императора ввести туда войска[1].

Боевые действия начались 1 июля 1900 г. с артиллерийского обстрела парохода «Михаил», который вел из Хабаровска баржи с артиллерийским грузом для Благовещенского гарнизона. Маньчжурские пограничники сослались на приказ о запрещении плавания по Амуру. На следующий день до 15 тыс. солдат при 45 орудиях начали обстрел Благовещенска. Военный губернатор Амурской области К. Н. Грибский принял решение о переводе области и Благовещенска на военное положение. Столкновения русских и китайцев происходили на обоих берегах Амура.

Командующий Приамурским военным округом генерал-лейтенант Н. И. Гродеков для защиты подвергшегося нападению китайцев города сформировал три боевых отряда, которым отдал приказ переправиться через Амур и захватить Сахалян и Айгун. В приказе он заявил: «…Войска должны знать, что в течение 200 лет мы жили с китайцами в большом согласии и мире, а если и призваны в настоящее время на территорию Китая, то лишь для усмирения мятежников… Обиженных китайцев, без повода с их стороны, быть не должно». Китайцы не смогли оказать достойного сопротивления и 21 июля города были заняты русскими.

В Приамурье, к сожалению местных властей, не обошлось без актов насилия со стороны русского населения против мирных китайцев. Чтобы обезопасить себя от нападений со стороны русских, многие китайцы во время военных событий выехали на родину, остальным русской пограничной администрацией гарантировалась защита от физического уничтожения. Хотя случаи расправы над китайцами все же имели место. Трагические последствия имела административная высылка из Благовещенска нескольких тысяч китайцев, которым не предоставили лодки, так как ими мог воспользоваться противник на другом берегу. Их силой заставили вплавь и вброд переправляться через Амур около поселка Верхнее-Благовещенского. В результате в печати появились сведения о гибели почти 3 тыс. мирных китайских граждан. О благовещенской трагедии писали не только российские, но и зарубежные издания.

В данной ситуации особую роль в сдерживании агрессивных устремлений в отношении мирных китайцев, оставшихся на российской территории сыграло обращение военного губернатора Приморской области генерал-майора Н. М. Чичагова к населению Приморской области. В нем губернатор заверил: «Китайцам, проживающим на российской территории не нужно бояться за свою жизнь и имущество». Он также призвал «не верить нелепым слухам, распространяемым корыстолюбивыми и злонамеренными их соотечественниками, и продолжать по-прежнему спокойно вести свою трудовую жизнь»[2]. С аналогичным заявлением выступил и военный губернатор Амурской области генерал-лейтенант К. Н. Грибский, который призвал жителей относиться к проживающим в области китайским подданным по-прежнему мирно и дружелюбно. 15 июля 1900 г. он издал постановление, в котором гарантировал защиту мирному китайскому населению от грабежей и любых посягательств на их жизнь и имущество. А в случае необходимости «обиженные всегда найдут покровительство и защиту властей, виновные будут предаваться суду и подвергаться наказанию по всей строгости законов военного времени»[3]. В результате было спасено немало китайцев находившихся в это время на территории российского Приморья и Приамурья, что способствовало сдерживанию враждебности русских и китайцев по отношению друг к другу.

После освобождения Благовещенска, занятия Сахаляна и Айгуня,  русским войскам предстояло освободить КВЖД и окончательно ликвидировать беспорядки в Маньчжурии. В августе 1900 г. для охраны железной дороги и поддержания порядка в Маньчжурию были введены русские войска. 4 августа отряд генерала В. В. Сахарова выступил из Харбина к Ашихэ. Для разведки, на левый фланг были посланы силы под командованием полковника П. Н. Денисова, на правый – генерал-майора  А. А. Гернгросса. Их отряды самостоятельно разбили китайцев на подступах к Ашихэ, а 5 августа при штурме совместно с войсками вошли в город. Преследование китайцев вел отряд П. Н. Денисова[4]. Последующие боевые действия по очищению дороги от противника на Восточной линии были возложены на войска Охранной стражи. 12 августа правительство России в циркуляре МИД сообщило послам иностранных держав о выводе русских войск из Маньчжурии, «если этому не послужит препятствием образ действий других держав»[5]. Русские войска уже в августе 1900 г. были выведены из Пекина на север и не участвовали в карательных действиях остальных иностранных войск[6].

Таким образом, к 20 августа вся магистраль КВЖД на протяжении1380 верст (1472,46 км), была освобождена от восставших[7]. В связи с этим из Петербурга поступила телеграмма от С. Ю. Витте на имя Главного инженера А. И. Юговича: «Счастлив передать Вам, генералу Гернгроссу и всем служащим КВЖД и ее охране Высочайшую благодарность Государя Императора за мужественное исполнение своего долга»[8].

В августе 1900 г. Военный министр представил царю проект о подчинении на время военных действий администрации КВЖД Командующему войсками Приамурского военного округа, т.е. о передаче дороги в ведение Военного ведомства. 23 сентября 1900 г. состоялось соединение отрядов войск северного и южного театров войны. В ноябре завершилось освобождение Южной ветви КВЖД. Все основные районы Маньчжурии были взяты под контроль российскими войсками.[9].

Восстание в Китае было подавлено совместной военной экспедицией восьми держав (Англии, Франции, России, Германии, США, Италии, Японии, Австро-Венгрии). 25 августа 1901 г. между Китаем и иностранными державами был подписан «Заключительный протокол», который окончательно закрепил полуколониальное положение страны.[10] Точку же в маньчжурской проблеме поставило подписание  26 марта 1902 г[11]. в Пекине русско-китайского соглашения об условиях отзыва русских войск из Маньчжурии, где была восстановлена власть цинского правительства и назывался срок вывода русских войск – полтора года со дня подписания соглашения. Тем не менее, проблемы, связанные с Маньчжурией, продолжали находиться в центре внимания как Приамурского генерал-губернатора, так и Петербурга.

Таким образом, важным политическим итогом военной кампании в Китае 1900–1901 гг. и последующего процесса нормализации обстановки в регионе явилось то, что русскому военному командованию удалось быстро и эффективно решить свои задачи и не допустить окончательного озлобления местного китайского населения оп отношению к русским. Главным итогом стало военно-политическое утверждение Росси в зоне КВЖД. Для обеспечения здесь своих интересов, Россия пошла на консервацию фактического военного контроля над Маньчжурией. Однако, военные действия 1900–1901 гг. негативно отразились на приграничных российско-китайских отношениях и обнажили существовавшие с середины XIX в. проблемы в двусторонних отношениях в районе Благовещенска и в Маньчжурии. На первый план выступили агрессивность и недоверие двух соседних народов друг к другу. Было задержано строительство КВЖД[12].

Местные администрации России и Китая приложили немалые усилия, чтобы восстановить существовавшие ранее между двумя соседними государствами добрососедские экономические и политические связи. Вместе с тем, последовавший за военными действиями этап военного и политического урегулирования обстановки в Северо-Восточном Китае занял еще полтора года.

Н.А. Макуха, к.и.н., доцент

ДВГГУ

 


[1] Дубинина, Н. И. Приамурский генерал-губернатор Н. И. Гродеков: историко-библиографический очерк. Хабаровск, 2001. С. 233.

[2] Газета Приморские ведомости. № 346 от 13.08.1900.

[3] РГИА ДВ. Ф. 702. Оп. 1. Д. 347. Л. 3–4.

[4] Там же. С. 11–12.

[5] Россия и США: дипломатические отношения. 1900–1917.  С. 20.

[6] Дегтярев А. П., Семин В. П. Указ. соч.  С. 156.

[7]Всеподданнейший отчет Приамурского генерал-губернатора генерала от инфантерии Гродекова за 1898–1900 гг.  С. 143.

[8] Орлов Н.В. Заамурцы. 1898–1917 гг. Исторический очерк в 5 частях // Россияне в Азии.  1999. № 6.  С. 138.

[9] Овсяный, Г. М. Указ. соч. С. 138–141.

[10] Тихвинский, С. Л. Путь Китая к объединению и независимости. 1898-1949.  М., 1996.  С. 13–14.

[11] От России подпись под документом поставил действительный статский советник                        П. Н. Лессар.-Гримм, Э. Д. Сборник договоров и других документов по истории международных отношений на Дальнем Востоке (1842–1925 гг.) М., 1997.  С. 156–157.

[12] Мелихов, Г. В. Зарисовки старого Харбина. // Проблемы Дальнего Востока. 1990. № 3.  С. 164.

You can comment this article, but links are not allowed.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика