Колташов А.И. – Территориальные притязания государств – основная причина вооруженных конфликтов в Азиатско- Тихоокеанском регионе

Территориальные притязания – это столкновение (коллизия) интересов государств в международных отношениях относительно принадлежности какой-либо территории или разграничения ее между ними.

Под территорией понимается часть земного пространства (сухопутная, водная территории, недра, воздушное пространство) с определенным правовым режимом.

Территория служит  предметом  регулирования  внутригосударственного и международного  права. В первом случае она является, как правило,  предметом властных функций государства и  объектом его хозяйствования;  во  втором – ареной соприкосновения или столкновения державных воль различных государств  и  объектом их международной политики и соответствующих договоров.

Значение международно-правового регулирования территориальных пространств весьма велико, и это связано с той огромной ролью, которую территориальные проблемы всегда играли и играют в жизни народов. Территории  составляют необходимую материальную базу существования человечества и пространственные пределы властвования. Территориальные проблемы, прежде всего, теснейшим образом связаны с вопросами войны и мира.

Когда неточность прохождения государственных границ приобретает крупномасштабный характер, стороны признают наличие территориального спора. Особенно это происходит тогда, когда в приграничных районах обнаруживают залежи ценных природных ресурсов, особенно нефти или газа.

Относительно признания государствами предмета территориальных притязаний, последние делятся на территориальные споры и территориальные спорные ситуации (односторонние территориальные претензии).

В праве международный спор определяется как «формально признанное разногласие между субъектами международного права, возникающее по вопросу факта или права»[1].

Спор имеет место в том случае, когда государства взаимно предъявляют претензии по поводу одного и того же предмета спора относительно оспариваемой границы или территории.

Обычно речь идет о юридической принадлежности территории, а не о фактическом владении ею. Юридический характер принадлежности государственной территории имеет определяющее значение, ибо в противном случае это обосновывало бы принадлежность территории ее фактическим захватом, т.е. действием, которое запрещено международным правом и представляет собой нарушение принципов территориальной целостности и нерушимости их границ.

В тех случаях, когда разногласия сторон не установлены достаточно ясно, когда позиции сторон неустойчивы и изменчивы, то есть каждая сторона выдвигает свой объект и предмет территориальных претензий, следует считать, что территориального спора не существуют, а имеются разногласия по территориальным вопросам. Подобные разногласия могут вырасти в территориальный спор, но могут быть решены на стадии разногласий.

Множество территориальных споров подразделяются на два вида: 1) споры о положении линии границы (доказывается определенное положение линии границы) и 2) споры о принадлежности определенного участка территории (решается вопрос о юридической принадлежности территории).

В первом случае представленные доказательства и решение споров сводятся к установлению определенного положения линии границы. Меняющиеся при этом свою принадлежность участки территории имеют незначительные размеры. Часто вследствие несовершенства межгосударственного территориального разграничения, непродуманности некоторых требований установленных режимов происходят столкновения на границе малого (местного) масштаба с применением оружия, что рассматривается как вооруженный пограничный инцидент. – происшествие на границе, возникшее в результате незаконных действий жителей, военнослужащих или властей той или иной стороны, выражающееся в различных нарушениях режима границы и пограничных соглашений.

При возникновении пограничного инцидента главное – не допустить его перерастания в пограничный конфликт и далее в локальную войну.

Пограничный конфликт – это более крупное столкновение (преднамеренное или случайное) на границе или в пограничном пространстве между силами сопредельных государств, участвующих в их охране и защите. Он возникает обычно как следствие долго не решаемых пограничных вопросов по поводу делимитации, демаркации, режима справедливого использования пограничного пространства.

Споры о принадлежности определенного участка территории исходят из утверждения спорящих государств о якобы уже существующем суверенитете каждого из них над соответствующей территорией (чаще всего речь идет о принадлежности островов).

Первым доказательством отсутствия какого-либо признания границы или владения территорией является заявление протеста. В территориальном споре – это протест одной стороны на незаконность действия другой. Таким образом, протест является средством утверждения позиции государства в территориальном споре, хотя и не разрешает самого спора по существу. Протест позволяет заявившей его стороне занять твердую позицию в споре, что имеет немаловажное значение для его разрешения.

Спорная ситуация, (в отличие от территориального спора) не сопровождается взаимными претензиями государств (одна сторона настаивает на наличии предмета спора, а вторая сторона его не признает), хотя и порождает трения между ними. Например, подобная ситуация возникла в 1951 году вокруг четырех островов Курильской гряды. После окончания второй мировой войны острова Хабомаи, Шикотан, Итуруп и Кунашир отошли к России и в феврале 1946 г. были включены в состав СССР. В 1956 г. была принята совместная Декларация СССР и Японии о прекращении состояния войны и восстановлении дипломатических отношений. В этом документе СССР согласился на передачу островов Хабомаи и Шикотан после заключения мирного договора между Советским Союзом и Японией. После заключения в 1960 г.     американо-японского договора безопасности, который в военно-политическом отношении имел явно недружественный по отношению к нашей стране характер, СССР аннулировал обязательства, взятые на себя Декларацией 1956 года. Десятилетия Советский Союз отрицал наличие самого предмета спора и отказывался обсуждать этот вопрос на уровне межгосударственных отношений. Лишь в условиях перестройки в России, совершая визит в Японию, первоначально Президент СССР М.С. Горбачев в 1990 г., а затем в 1993 г. Президент Российской Федерации Б.Н. Ельцин признали наличие территориальной проблемы в японо-российских отношениях и выразили готовность мирным путем решить этот спор между двумя соседними странами.

Территориальные споры представляют особую опасность для мира. Такие споры относятся к наиболее острым, затрагивающим жизненно важные интересы государств, т.к. речь идет о  территориальных пределах их юрисдикции.

Причиной множества территориальных разногласий и вооруженных конфликтов между государствами АТР в ХХ веке стало наследие рухнувшей колониальной системы, когда новые независимые страны столкнулись с проблемой четкого установления своих границ. В 1946 году вспыхнула национально-освободительная война вьетнамского народа за свое освобождение от французского колониального ига, которая через полтора десятка лет переросла в гражданскую войну. В 1950 году разразилась война между Корейской Народной Демократической Республикой и Республикой Южной Кореи. 2 марта 1969 года произошло крупное вооруженной столкновение СССР и КНР на острове Даманском.

В современных условиях столь нестабильного и взрывоопасного мира, угрозой для которого представляет любой локальный вооруженный конфликт, все территориальные разногласия должны разрешаться только в соответствии с действующим международным правом на основе Устава Организации Объединенных Наций. Принцип территориальной неприкосновенности государств впервые нашел свое закрепление именно в Уставе ООН (п. 4 ст. 2)[2].  В Заключительном акте Хельсинского совещания 1975 г. устанавливалось: “Государства- участники будут уважать территориальную целостность каждого из государств-участников. В соответствии с этим они будут воздерживаться от любых действий, несовместимых с целями и принципами Устава ООН, против территориальной целостности, политической независимости или единства любого государства-участника…”[3].

В свое время действенным шагом европейских народов стало закрепление в Заключительном акте  Совещания по безопасности и  сотруд­ничеству в Европе 1975 года принципа нерушимости государственных границ: “Государства-участники рассматривают как нерушимые все границы друг друга, как и границы всех государств в Европе, и поэтому они будут воздерживаться сейчас и в будущем от любых посягательств на эти границы”[4]. Основное содержание принципа нерушимости государственных границ можно свести к трем элементам: 1) признание существующих границ в качестве юридически установленных в соответствии с международным правом; 2) отказ от каких-либо территориальных притязаний на данный момент или в будущем; 3) отказ от любых иных посягательств на эти границы, включая угрозу силой или ее применение. Принцип нерушимости границ действует только в отношении европейских государств.

Устав ООН установил запрет применения вооруженной силы или угрозы ее применения в международных отношениях, а также принцип мирного разрешения международных споров в качестве императивных норм jus cogens, т.е. основополагающих принципов международного права. В частности, в п. 3 ст. 2 Устава ООН закреплено, что “…все члены Организации Объединенных Наций разрешают свои международные споры мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир, безопасность и справедливость… Члены Организации Объединенных Наций воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, не совместимым с целями Объединенных Наций “.5

Ст. 33 Устава ООН указывает на то, что стороны, участвующие в любом споре, продолжение которого могло бы угрожать поддержанию мира и безопасности, должны стараться разрешить его путем переговоров, обследования, посредничества, примирения, арбитража, судебного разбирательства, обращения к региональным органам или соглашениям или иными мирными средствам по своему выбору. Кроме того, в разрешении международных споров большая роль отводится Совету Безопасности ООН, чьи решения носят обязательный характер, а также Международному Суду ООН.

Следует иметь в виду, что Международный Суд компетентен рассматривать лишь межгосударственные споры, поэтому сторонами в процессе могут быть только государства (ст. 34 Статута Международного Суда). Но не все государства признают юрисдикцию этого одного из главных органов ООН. Так, например, государства-члены Британского содружества наций (Австралия, Великобритания, Гамбия, Индия, Канада, Кения, Мальта, Новая Зеландия) официально заявили о неподчинении споров, возникающих между ними, юрисдикции Международного Суда.

В 1946 г. США выступили с заявлением о признании обязательной юрисдикции Международного Суда ООН. Но, они сделали оговорку в отношении споров, которые по существу входят в область национальной компетенции, как она определяется самими США. Формально признав обзательную юрисдикцию Суда, они на деле сохранили возможность по своему усмотрению уклоняться от судебного разбирательства в каждом конкретном случае.

В 1972 г. Филиппины сделали оговорку об изъятии из обязательной юрисдикции Международного Суда споры «в отношении территории Республики Филиппины, включая территориальные и внутренние воды»; в 1973 г.

В 2005 г. Арбитражным трибуналом, сформированным в соответствии с Приложением VII к Женевской конвенции по морскому праву 1982 г., было вынесено решение по спору между Малайзией и Сингапуром. Спор возник из-за того, что Сингапур стал увеличивать свои портовые сооружения в проливе Джохор, тем самым изменяя конфигурацию морских границ между этими государствами.  Сторона удалось урегулировать спор до его рассмотрения арбитражем по существу путем совместного расследования и переговоров. Арбитраж утвердил условия Соглашения об урегулировании спора, заключенного сторонами, и вынес окончательное решение на условиях, установленных в Соглашении об урегулировании.

В 90-е годы прошлого столетия между государствами АТР наиболее остро проявились противоречия, связанные со спорами по вопросам принадлежности необитаемых и неосвоенных островных территорий незначительной площади. Это чревато возникновению вооруженных конфликтов как радикального способа решения территориальных проблем.

Можно выделить в регионе три подобные конфликтные зоны.

В пространственном отношении и по количеству вовлеченных сторон наиболее масштабной является конфликтная зона в Южно-Китайском море. В геостратегическом плане значение этого моря определяется тем, что вместе с Малаккским проливом и Андамским морем на западе и Тайваньским проливом на востоке оно является главным судоходным путем, который связывает Тихий океан с Индийским океаном. Здесь проходят оживленные морские пути из Европы, Африки, Ближнего Востока, Южной Азии на Дальний Восток и в Америку. Через эти акватории морским путем транспортируется около 80% нефти из Персидского залива в Соединенные Штаты Америки, Японию и другие страны АТР. Еще одним фактическим предметом территориальных разногласий в Южно-Китайском море являются большие запасы нефти, газа и минеральных ресурсов в островных и шельфовых зонах. К тому же эти воды богаты рыбой и другими ценными морепродуктами.

Объектами спора в Южно-Китайском море являются три архипелага (Парасельские острова, острова Спратли и Пратас), обширная отмель Макклесфилд-бэнк и ряд мелких островных образований. В настоящее время фактически основной спор ведется относительно принадлежности архипелага Спратли, так как контроль над остальными островными группами практически осуществляется Китаем.

Отличительной чертой территориального спора вокруг островов Спратли (в китайской картографии – Наньша цюньдао, во вьетнамской – Чыонг Ша, в филиппинской – Калаяана, общепринятое название до второй мировой войны – Коралловые острова) является то, что на них полностью или частично претендует сразу шесть стран – Бруней, Вьетнам, Китай, Малайзия, Филиппины и Тайвань. Этот архипелаг включает свыше 100 мелких островов, рифов и атоллов, разбросанных в огромном эллипсовидном районе юго-западной части Южно-Китайского моря, который имеет протяженность с юга-запада на северо-восток свыше 1000 км.

Вторая конфликтная зона сложилась в южной части Восточно-Китайского моря относительно принадлежности островов Сенкаку (в китайской картографии – Дяоюйдао). Архипелаг Сенкаку. – группа мелких необитаемых островов и рифов общей площадью 6,32 км2, расположенных примерно в 200 км к востоку острова Тайвань. Данные острова контролируются (без осуществления режима так называемой эффективной оккупации) японской стороной. Другой стороной, претендующей на эти острова, является Китай в связи с возможностью введения 200-мильной экономической зоны вокруг этих островов и обусловленным этим прав Тайваня, который в прямой постановке своих претензий на Сенкаку пока не заявлял.

Третьей конфликтной зоной  территориальных разногласий являются острова Такэсима (в корейской картографии –Токто). Эти спорные территории представляют собой два острова общей площадью чуть более 196 км2 в окружении десятка гранитных скал в 92 км к юго-востоку от острова Уллындо (провинция Кенсан, Республика Корея). Фактический контроль над островами сохраняет южно-корейская сторона.

Основной причиной территориальных разногласий относительно принадлежности островов Такэсима (также как и в отношении островов Сенкаку) является то, что после второй мировой войны их территориальная принадлежность в международно-правовом отношении не была закреплена.

К сожалению, международное положение России в Азиатско-Тихоокеанском регионе характеризуется наличием территориальных разногласий с ведущими странами региона – США и  Японией.

Сложное социально-экономическое внутреннее положение Союза ССР в конце 80-х годов прошлого века, острая необходимость во внешних займах во многом обусловили со стороны руководства Советского государства политику готовности возможных уступок в отношениях с западными странами, зачастую в ущерб территориальной целостности и нерушимости государственных границ нашего государства. Эта политика берет свое начало с подписания 1 июня 1990 году министром иностранных дел СССР Э. Шеварднадзе и Госсекретарем США Дж. Бейкером «Соглашения о линии разграничения морских пространств», в соответствии с которым американцы фактически на основе односторонней выгоды получили район в 23, 7 тыс. км2 исключительной экономической зоны СССР в центральной части Берингова моря, а также район площадью в 46, 3 тысячи км2 континентального шельфа в анклавной части Берингова моря, находящийся за пределами 200-мильных зон России и США. При этом участок, отошедший к СССР, составлял всего 4, 6 тысячи км2.

Территориальные притязании настойчиво предъявляются Японией к России относительно группы островов Курильской гряды общей площадью 8, 6 тыс. км2, которые после второй мировой войны отошли к СССР в качестве коллективных санкций к милитаристской Японии.

В последние десятилетия в регионе уже имел место ряд пограничных вооруженных конфликтов и ныне здесь насчитывается около двух десятков очагов напряженности.

Для России наибольшую опасность представляют те конфликтные ситуации, в которых затрагиваются вопросы территориальной целостности страны или ее суверенитета над различными районами и зонами. В этих случаях применение государством военной силы для защиты своей безопасности становится весьма вероятным.

Наличие мощных группировок вооруженных сил иностранных государств вблизи границ Российской Федерации, способных вести широкомасштабные боевые действия, представляет собой фактор, повышающий степень военной опасности для нашей страны.



[1] Большой юридический энциклопедический словарь. М., 2007. С. 348.

[2] Устав Организации Объединенных Наций // Международное право в документах: М., 1997. С. 14.

[3]  Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 1 августа 1975 г. // Международное право в документах. М., 1997. С. 18.

[4] Там же.

5 Там же. С. 14.

You can comment this article, but links are not allowed.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика