Warning: count(): Parameter must be an array or an object that implements Countable in /home/users/t/tv-dionis-gmail0/domains/ru.apircenter.org/wp-content/plugins/meta-ographr/index.php on line 572

Экономическая глобализация и проблемы национальной и международной безопасности

Автор Николаенко А. В. начальник отдела по работе с иностранными студентами Центра международных программ Санкт-Петербургского государственного инженерно-экономического университета

Деятельность Российской Федерации по укреплению региональной безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе

Под международным сотрудничеством по безопасности понимаются коллективные усилия государств, направленные на защиту членов международного сообщества при возникновении внешней угрозы, возможности их расчленения и нарушения суверенитета.
Само понятие международной безопасности требует некоторого уточнения. Содержание международной безопасности определяется такими показателями, как стабильность развития, защищенность от внешних угроз, обеспечение суверенитета и независимости всех государств, признанных мировым сообществом. Основными способами обеспечения международной безопасности являются: двусторонние договоры об обеспечении взаимной безопасности между заинтересованными странами; объединение государств в многосторонние союзы; международные организации, региональные структуры и институты для поддержания международной безопасности; демилитаризация, демократизация и гуманизация международного политического порядка, установление верховенства права в международных отношениях. Российская Федерация, являясь одним из крупнейших государств АТР, жизненно заинтересована в мире, стабильности, безопасности и процветании этого региона.

Не стоит забывать, что в АТР представлены три ядерные державы — Россия, США и Китай. Если между США и РФ существует целая «система соглашений по контролю и ограничению ядерных вооружений как стратегического, так и оперативно-тактического назначения, то Китай пока не связывает себя никакими ограничениями в этой области. В связи с этим, в общих интересах желательна такая ситуация, когда бы Китай стал активным участником процесса контроля над ядерным вооружением и всемерно содействовал его нераспространению» [8, с.368].

Существуют разные мнения специалистов по поводу мировой безопасности и ее гарантов. Ключевую ответственность за противодействие всем угрозам, за обеспечение глобальной стабильности будут нести ведущие мировые державы, обладающие ядерным оружием, мощными рычагами военно-политического влияния. Регион привлекает особое внимание администрации США, что в значительной степени связано «с угрозой международного терроризма и с антитеррористической компанией Соединенных Штатов, которая представляет собой центральное место в американской стратегии в Азии» [16, с.5].
Объединение усилий основных центров силы в АТР (Китай, Россия, США, Япония), сбалансированность их политики в целях установления и поддержания мира, экономического и военного сотрудничества — вот задача, которая бы служила интересам всех государств в регионе.

Весомым вкладом в укрепление стабильности являются успешные переговоры между Россией и Китаем. В последние годы приняты документы, призванные служить гарантом мирного существования. Согласно статье 7 Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве, который был заключен 16 июля 2001 года, КНР и Россия «осуществляют меры по укреплению доверия в военной области и взаимному сокращению вооруженных сил в районе границы, расширяют и углубляют меры доверия в военной области с целью укрепления каждой из них, упрочнения региональной и международной стабильности, предпринимают усилия по обеспечению собственной безопасности, основываясь на принципе разумной достаточности вооружений и вооруженных сил». Можно согласиться с тем, что «на современном этапе Россия и Китай имеют близкие или совпадающие позиции в отношении роли и места отдельных стран и коллективных международных организаций в системе обеспечения безопасности АТР, в подходах к вопросам урегулирования важнейших региональных конфликтов» [15, с.25].

Как известно, вызовы безопасности могут быть самыми разнообразными, в том числе сепаратизм, милитаризация стран региона, внутренние кризисы и нестабильность, терроризм. За последние годы проблема терроризма встала особенно остро. Многочисленные переговоры и программы на международной арене так или иначе затрагивают проблемы терроризма. Например, эти вопросы затрагиваются в Комплексной программе действий по развитию сотрудничества Российской Федерации и Ассоциации государств Юго-Восточной Азии на 2005–2015 гг. Целая глава документа посвящена сотрудничеству в области противодействия терроризму и транснациональной преступности:

Кроме того, не стоит забывать, что одной из основных проблем АТР является ядерная проблема. Решить эту задачу возможно лишь в контексте общих усилий в плане безопасности. Ведь вероятность распространения ядерного оружия является не только и не столько причиной, сколько следствием неудовлетворительного состояния безопасности в регионе. Это отчетливо, на наш взгляд, видно по современной ситуации вокруг Ирана и его исследований в области обогащения урана. Если бы США так активно не включали бы Иран в «черный список»1, если бы не было примера Ирака, то государства не искали бы пути ядерного противодействия политике Соединенных Штатов Америки. Нельзя не считаться с тем, что в правящих кругах Соединенных Штатов сложился «консенсус касательно курса на сохранение за Америкой статуса глобального лидера, целесообразности проведения жесткой силовой внешнеполитической линии, и, прежде всего, в отношении международного терроризма и «государств — изгоев» (КНДР, Иран и др.). XXI век видится политическим истэблишментом США как век американский. Новый мировой порядок должен прежде всего отвечать политическим, военным и экономическим интересам Соединенных Штатов Америки» [9, с.329].

Следует добавить, что своей цели в последние годы США добиваются любой ценой, не оглядываясь на демократические принципы. С этим не согласны политические элиты Китая, Индии, Российской Федерации, которые настаивают на формировании многополярной системы международных отношений в регионе, в том числе и в области безопасности.

В условиях высокой напряженности в регионе Северо-Восточной Азии, а также Ближнего и Среднего Востока, желание политического руководства КНДР и Ирана не отказываться от рассмотрения ядерного выбора в военной сфере было вполне предсказуемым. При этом пять ядерных держав и другие развитые страны сыграли свою активную или пассивную, но фактически поддерживающую роль на пути этих стран к такому выбору [10, с.46]. К сожалению, сильные в военной области государства вынуждают более слабые искать способы защиты. А ядерное оружие до сих пор является гарантом безопасности, особенно в условиях глобализации, тем более что в современных условиях ядерные технологии становятся все более доступными.

На пути формирования системы коллективной безопасности, стоят большие экономические, политические, социальные различия между Европейским и Азиатско-Тихоокеанским регионами. В отличие от Европы времен создания ОБСЕ, нынешний АТР еще очень далек от решения территориальных и приграничных споров. В отличие от Европы, АТР географически слишком растянут, что не позволяет людям чувствовать свою принадлежность к единому сообществу. По сравнению с Европой в Азии больше различий между странами и в исторических традициях, и культурных ценностях, острее проявляется негативное отношение участию в азиатских делах внешних сил.
Поэтому в обеспечении региональной безопасности, помимо положительных сдвигов, существуют вопросы, которые требуют решения. Прежде всего, это наличие территориальных проблем (Россия и Япония, Китай и Корея). До сих пор отсутствует мирный договор между Россией и Японией, усиливается милитаризация некоторых стран, сохраняются сложные отношения между Китаем и Тайванем, КНДР и Южной Кореей, и, — несмотря на работу регионального форума АСЕАН, — отсутствует отлаженная региональная система безопасности.

Основные подходы к реализации российских интересов в сфере безопасности сформулированы в «Концепции национальной безопасности Российской Федерации» от 10 января 2000 года, а в последующем развиты и конкретизированы в «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года», принятой 12 мая 2009 года. Идея многополярного мира, где вопросы решаются в диалоговом режиме сотрудничества и равноправия сторон последовательно проводится российской дипломатией в рамках двусторонних соглашений и международных институтов и организаций, — таких как Региональный форум АСЕАН по безопасности (АРФ); Шанхайская организация сотрудничества и др.

АРФ — основной институт, который объединяет для консультаций наибольшее число государств Азиатско-тихоокеанского региона в области безопасности. Кроме того, в деятельности форума участвуют государства, которые не входят в АТР, но оказывают влияние на систему международных отношений в области безопасности.
К принципам, на которых строится сессионная работа Регионального форума АСЕАН (АРФ), относятся:

— проведение многосторонних и двусторонних обсуждений проблем на основе невмешательства во внутренние дела государств-участников;

— принятие решений на базе консенсуса всех его участников;

— готовность участников форума обсуждать проблемы безопасности на многосторонней основе,

— взаимное доверие,

— открытость информации, касающейся проблем безопасности.

Россия поддерживает укрепление АРФ исходя из того, что на сегодняшний день это единственный и уникальный в своем роде механизм, позволяющий в полном объеме, заинтересованно и конструктивно обсуждать насущные вопросы безопасности в мире и Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Возрастающее влияние на процессы обеспечения безопасности в регионе оказывает Шанхайская организация сотрудничества. Особенностью ШОС является то, что эта организация не является ни военным блоком (каким является НАТО), ни открытым регулярным совещанием по безопасности (АРФ), занимая как бы промежуточную позицию. Это позволяет ШОС действовать гибко, в широком политическом и военно-тактическом диапазоне, не нарушая международных правил и положений ООН.
Позитивной чертой ШОС, отличающей ее от некоторых других международных организаций, является отсутствие в ее целях ориентации на конфронтационное взаимодействие. Организация не направлена против других государств или многосторонних объединений. Анализ Хартии ШОС [14]. показывает, что никакой собственной военной составляющей в Организации не предусматривается. Изначально не предполагалось создания каких-либо интернациональных военных формирований и объединенного командования ШОС.

Нельзя не считаться с тем, что усилия по строительству многополярного мира сталкиваются с серьезным противодействием, которое основано как на эгоистических интересах отдельных государств или их групп, так и на привычных образцах мышления в мировой политике. Хотя само представление об однополярном мире весьма иллюзорно с точки зрения ресурсных, военно-политических и прочих ограничений, тем не менее, по словам Министра иностранных дел РФ С.В. Лаврова, мифология «однополярного мира» определяла какое-то время направление умов и поведение значительной части государств.

В этот миф поверили и вложились политически [2].

В мировом сообществе с каждым годом усиливается понимание того, что глобализация вызовов и угроз безопасности и устойчивому развитию требует действительно коллективного ответа, который отнюдь не исчерпывается применением военной силы или сдерживанием посредством устрашения. Характер новых вызовов, — международный терроризм, наркотрафик, бедность, организованная преступность и многое другое, — таков, что более нет прямой зависимости между размерами территории, военной и экономической мощью государств и их способностью вносить вклад в общие усилия по противодействию указанным угрозам. США, России и Китаю следует перейти от соперничества к сотрудничеству, пора жить на принципах компромисса и создавать глобальную систему безопасности, через механизмы сотрудничества, в том числе и в рамках двусторонних отношений.

В целом, система безопасности в АТР формируется на трех основных уровнях:
К первому уровню относятся организации, функционирующие в масштабе всего региона. Например, региональный форум стран АСЕАН по безопасности. В этом форуме принимают участие большинство стран региона. Можно сказать, что сегодня эта структура является важным гарантом безопасности в регионе. К этому уровню можно отнести и Шанхайскую организацию сотрудничества. В ее состав входят два государства из региона АТР (Китай и Россия), но ее влияние возрастает. Она стала одной из ведущих организаций в региональном диалоге по проблемам безопасности.
Второй уровень безопасности составляют союзы субрегионального масштаба (например, военно-политический блок АНЗЮС). В уставных документах этих организаций уже более конкретно оговорены условия участия государств-членов в совместных действиях по отражению каких-либо угроз их национальной безопасности

К третьему уровню относятся двусторонние соглашения о сотрудничестве в области безопасности. Например, Договор о взаимном сотрудничестве и безопасности между Японией и США, впервые заключенный еще 19 января 1960 года. Также и в настоящее время правящая элита США «прилагает усилия, чтобы удержать Японию в качестве не только своего основного стратегического союзника в Восточной Азии, но ведомого союзника, готового активно участвовать в американской внешнеполитических инициативах, направленных на укрепление их позиций на региональном и глобальном уровнях» [7, с.360].

Россия активно участвует в международном диалоге по проблемам региональной безопасности, продолжая наращивать созданные за последние годы связи добрососедства и сотрудничества в двусторонних отношениях. В последние годы внешнеполитическая деятельность России в АТР объективно воспринимается как деятельность надежного и предсказуемого партнера.

 


1 Госдепартамент Соединенных Штатов обнародовал список из 10 стран, где больше всего нарушаются права человека. В «черном списке» фигурируют КНДР, Мьянма, Иран, Сирия, Зимбабве, Куба, Эритрея и Судан, а также Белоруссия и Узбекистан (2008) [Электронный ресурс] URL: http://news.mail.ru/politics/1649096/

Литература
1. Арбатов А.Г. Ядерный терроризм: политические, правовые, стратегические и технические аспекты // Мировая экономика и международные отношения. — 2006. — №11. — С.16–20.

2. Выступление Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова на XV Ассамблее Совета по внешней и оборонной политике 17.03.2007 [Электронный ресурс] URL: http://www.mid.ru/brp_4.nsf/2fee282eb6df40e643256999005e6e8c/f3c5edc2dadb268dc32572a10041ed8f?OpenDocument

3. Договор о взаимном сотрудничестве и безопасности между Японией и США [Электронный ресурс]

URL:http://en.wikipedia.org/wiki/Treaty_of_Mutual_Cooperation_and_Security_between_the_United_States_and_Japan

4. Иноземцев В.Л. Контуры посткризисного мира. Конфликты и альянсы XXI века // Россия в глобальной политике. — 2009. — №  3. — С.80–90.

5. Комплексная программа действий по развитию сотрудничества Российской Федерации и Ассоциации государств Юго-Восточной Азии на 2005–2015 гг. [Электронный ресурс] URL: http://www.kremlin.ru/interdocs/2005/12/13/1335_type72067_98791.shtml?type=72067

6. Концепция национальной безопасности Российской Федерации [Электронный ресурс] URL:http://www.mid.ru/nsosndoc.nsf/0e9272befa34209743256c630042d1aa/a54f9caa5e68075e432569fb004872a6?OpenDocument

7. Крупянко М.И., Арешидзе Л.Г. США и Восточная Азия. Борьба за «мировой порядок».-М.: Международные отношения, 2010. — 448 с.

8. Меркулов В.И. Россия-АТР. Узел интересов. — М., 2005. — 496 с.

9. Политика США в меняющемся мире / Отв. ред. П.Т. Подлесный. — М., 2004. — С.329.

10. Ромашкин Н.П. Ядерные программы КНДР и Ирана в контексте современной системы международных отношений // Мировая экономика и международные отношения. — 2006. — № 1.

11. Сланевская Н.М. Интеграционная политика Австралии в Азиатско-Тихоокеанском регионе в 90-х годах ХХ века. — СПб., 2001. — 108с.

12. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года. 12.05.2009 [Электронный ресурс] URL: http://www.scrf.gov.ru/documents/99.html (дата обращения: 12.06.2009).

13. Тимошенко В. Национальная безопасность Австралии на рубеже XX–XXI вв. // Проблемы Дальнего Востока. — 2005. — №  1. — С.76–80.

14. Хартия Шанхайской Организации сотрудничества 07.06.2002 г . [Электронный ресурс] URL: http://www.infoshos.ru/?id=33

15. Шлындов А.А. О некоторых аспектах российско-китайского взаимодействия на международной арене // Проблемы Дальнего Востока. — 2006. — № 1. — С.14–31.

16. Strategic Asia 2004-2005: Confronting Terrorism in the Pursuit of Power. Ed. By Tellis A., Wills M. Seattle, 2004.

 

Оригинал: http://www.m-economy.ru/art.php?nArtId=3689

 

 

 

br /, если бы не было примера Ирака, то государства не искали бы пути ядерного противодействия политике Соединенных Штатов Америки. Нельзя не считаться с тем, что в правящих кругах Соединенных Штатов сложился «консенсус касательно курса на сохранение за Америкой статуса глобального лидера, целесообразности проведения жесткой силовой внешнеполитической линии, и, прежде всего, в отношении международного терроризма и «государств — изгоев» (КНДР, Иран и др.). XXI век видится политическим истэблишментом США как век американский. Новый мировой порядок должен прежде всего отвечать политическим, военным и экономическим интересам Соединенных Штатов Америки» [9, с.329].

You can comment this article, but links are not allowed.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика