Терентьев Б.Г. – К вопросу о причинах пограничного конфликта на острове Даманском в 1969 г.

Вопросы о причинах вооруженного конфликта между советской и китайской сторонами в марте 1969 г на о. Даманском еще долго будут в сфере внимания историков и политиков. Однозначных ответов на эти вопросы нет даже и сегодня в обстановке нормальных отношений  между Россией и Китаем.

В первые годы царствования Петра снаряжается посольство во главе с Ф.А. Головиным с целью заключения договора с Цинской империей для установления мира, государственной границы между Россией и Китаем. Согласно царскому указу от 20 января 1686 г. посольство во главе с Головиным достигло пределов Нерчинска и в августе 1689 г. подписывает договор с китайской стороной о территориальном разграничении и установлении мирных отношений между Россией и Цинской империей. Этот договор и положил начало будущих пограничных разногласий между Россией и Китаем  из-за неидентичности в русском и маньчжурском договорных грамотах географических названий. Отсутствие карт, как таковых, допускали различные толкования положений договора. Кяхтинский договор 1727 г. положил начало, так называемому, прнципу «фактического владения» пограничных территорий. Айгунский договор 1858 г. признавал собственностью России левый берег Амура от реки Аргунь до устья. Уссурийский край от впадения Уссури в Амур  до моря оставался в общем владении впредь до определения границы. Таким образом, пространство от Уссури до Японского моря осталось не-разграниченным. Пекинский договор 1860г. в дополнении Айгунскому разграничил ранее не определенное пространство. Однако пограничные проблемы снова выдвинулись в связи с подписанием Чугучанского протокола в 1864 г. В 1891 г. были уточнены границы на сухопутном участке границы. Уже в советское время, в 20е-30е годы, за основу разграничения между СССР и Китаем была принята, так называемая, «красная черта» из приложения к Пекинскому договору. Черта была проложена в основном по китайскому берегу. В результате на пограничных реках из 1040 островов 797 объявлялись российскими, а позднее, в силу преемственности, советскими. Как воспринималось это положение советским руководством? Ведь по существу, в свое время, китайская сторона получила значительно меньше чем российская. На- сколько это согласуется с Парижской мирной конференцией 1919 г., на которой было принято положение о том, что речные границы между государствами должны, как правило, проходить по середине? Сам Хрущев Н.С. в своих воспоминаниях писал так: « Я, конечно, не защищаю царей. Но границы, которые сложились у СССР, перешли к нему в наследство от бывших границ, и мы всегда считали, что тут законные советские территории. Ведь и в других социалистических странах новые революционные правительства стали наследниками бывших правителей и считали своей всю национальную территорию в тех же границах, которые они получили от свергнутых властей»[1].

Здесь мы отчетливо видим позицию Хрущева – ничего не  менять. Вот и в 1960 г. советская и китайская стороны занимались вопросом корректировки границы. Консультации проходили в Пекине. Встала проблема  определения принадлежности   островов на реках Аргунь и Амур. Виталий Бубенин, участник героической защиты Даманского, в своей книге пишет о попытках договорится даже о том, чтобы вывести за рамки Пекинской договоренности вопрос об островах в районе Хабаровска. Но ни китайская, ни советская стороны не подтвердили предварительной договоренности достигнутой в Пекине по всему участку советско – китайской границы. Хрущев заявил: « или все, или нечего». Таким образом, ничего не изменилось в охране государственной границы. Как отмечает автор – это « неизбежно вело к нарастанию напряженности конфликтов и инцидентов. А в итоге – кровопролитным боям на границе в марте 1969 г.»[2].

Позднее Мао Цзедун, получавший от СССР в период становления КНР огромную помощь, назовет такую позицию советского лидера- имперской. Он обвинит СССР на встрече с японской делегации в 1964г. в оккупации полутора миллионов квадратных километрах Китайской территории, перешедшей к России еще в прошлом веке[3]. Тотчас же китайское руководство предъявило свои права на некогда утраченные территории: 16 участков – в западной и 6- в восточной части советско-китайской границы. Межгосударственные отношения России и Китая вернулись в нормальное русло лишь во второй половине 90-х годов, когда проблема большинства спорных участков российско-китайской границы получит свое разрешение. Но этому времени предшествовал длительный период конфронтации, который породил идейные и политические разногласия, противоречия между двумя когда-то братскими странами. Причины трагических событий на Даманском надо искать в расколе бывшего  союза.

При жизни Сталина,  в последний период его деятельности, Мао Цзедун как лидер КНР получил максимальную помощь и поддержку от СССР, страны,  потерявшей треть национальных богатств в годы войны. В условиях жесткой авторитарной системы все силы брошены были на восстановление народного хозяйства. В то же время, согласно принципам пролетарского интернационализма, во имя мировой социалистической революции страна оказывает материальную и политическую поддержку целому ряду государств, вставших, как отмечалось тогда, на путь народной демократии. Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи  между СССР и Китаем был заключен в Москве 14 февраля 1950 г. Это способствовало созданию в Китае современных отраслей экономики. Война в Корее в 1950-1953 гг. показала мировой общественности силу обновленного Китая, с которой приходилось считаться западным кругам.

Курс политического руководства СССР после смерти вождя на десталинизацию встречен был в КНР сначала позитивно. Но последующее развенчание культа личности Сталина по инициативе Хрущева Пекин категорически отвергнул. Мао, вокруг которого складывался культ его восхваления как лидера страны, был полон амбиций в отношении к Хрущеву,  даже отдаленно не похожего на «отца всех времен и народов» и не хотел быть на втором плане в роли «младшего брата». Мао и по возрасту и по революционному стажу значительно превосходил нового советского лидера. К тому же импульсивный Хрущев, встав на путь разоблачения культа личности Сталина, и не думал советоваться на этот счет с Мао Цзедуном, что последним было воспринято как пренебрежение его личности. Это на востоке не прощалось. Критика Хрущева пекинского руководства теперь воспринималась как оскорбительные выпады лично против Мао. Это привело к натянутости  партийных отношений и к  большим разногласиям, противоречиям в вопросах стратегии и тактики построения социализма, мирного сосуществования двух противоположных систем в условиях ядерного противостояния. Амбициозный разлад в отношениях между двумя партийно-государственными лидерами привел к более крупным просчетам. Так, в индийско-китайских конфликтах в 1959 и 1962г. Хрущев принял позицию чуть ли не стороннего наблюдателя. Противоречия между Москвой и Пекином усилились особенно осенью 1959 г. во время третьей и последней поездки Хрущева в Китай. Известны его не- двусмысленные высказывания на праздновании 10-й годовщины КНР о том, что СССР был и остается надежным ядерным щитом социалистических союзников, а поэтому Китай может воздержаться от создания атомной бомбы. У Мао Цзедуна по этому поводу была совершенно противоположная точка зрения[4].  Известно еще одно начинание советского лидера в отношении Китая: он предложил Мао разместить 1 миллион китайских рабочих на сибирских просторах СССР. Но потом испугался, что китайцы осядут там навсегда, оккупируя, тем самым значительную часть страны и отказался от предложения. Мао Цзедун с самого начала принял это предложения за оскорбления. Но когда, согласившись, он получил отказ – это воспринято было как оскорбление в квадрате[5].

1960 г. стал началом острой критики китайской стороной курса ЦК КПСС. В партийной печати КПК вышла статья под названием – «Да здравствует Ленинизм». В ответ на резкую критику из Китая отозваны были все советские специалисты народного хозяйства. С этого времени Китайская антисоветская пропаганда воспринималась как антисоветская компания[6]. Именно с этого времени на протяжении всей советско-китайской границы начались инциденты провокационного характера. Резко идет вверх кривая нарушений с китайской стороны пограничного режима. Таковых в 1962 г. было свыше 5 тыс., и не случайно тогда же десятки тысяч уйгуров, казахов,   проживавших на территории Китая, под давлением администрации вынуждены были покинуть жилье и искать убежище на территории СССР[7]. На этом фоне эскалации ненависти к советскому руководству, в 1964 г. и прозвучал тезис Мао Цзедуна о необоснованно занятых русскими китайской территории, а курс СССР назван социал-имперским. Провокации на границе усилились. Так, в 1964г. было совершено 8 тысяч, провокаций с участием 30 тыс. человек со стороны Китая[8]. Теперь до обвинения СССР в сговоре с США с целью мирового господства оставался один шаг, точно также как и до вооруженного конфликта. Таким образом, к середине 60-х г., утвердился термин «угроза с Севера»,  а Советский Союз утверждается в сознании китайского народа как внешний враг, оккупирующий часть китайской земли.

Б.Г. Терентьев, к.и.н., доцент


[1] Хрущёв Н.С. Воспоминания. М., 1997. С. 348.

[2] Бубенин В. Кровавый снег Даманского. События 1967-1969 гг. М., 2004. С. 22-23.

[3] Бажанов Е.П. Китай и внешний мир. М., 1990. С. 64.

[4] Крутиков К.А. На Китайском направлении. Из воспоминаний дипломата. М., 2003. С. 285.

[5] Лавренев С., Попов И. Советский Союз в локальных войнах и конфликтах. М., 2003. С. 340.

[6]  Рахманин О.Б. Из истории отношений СССР и Китая 1917-1991 гг. М., 1994. С. 26.

[7] Территориальные притязания Пекина. Современность. История. Сборник. М, 1979. С. 20-21.

[8] Мусалов А. Даманский и Жаланашколь 1969. М., 2005. С. 9.

You can comment this article, but links are not allowed.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика