В.Н. Тимошенко – Рэскол-банды или новые «Генералы Песчаных Карьеров»

Особенности социально-криминальной ситуации в Папуа-Новой Гвинее.

С тех пор, как бразильский писатель Ж. Амаду написал свою знаменитую повесть «Капитаны песчаных карьеров» о жизни бразильских беспризорников, а Голливуд снял по ней не менее знаменитый фильм, повысив малолетних обитателей трущоб до звания «генералов» прошло более сорока лет. Но проблемы, поставленные авторами перед мировой общественностью, не исчезли. Наоборот, уровень молодежной преступности значительно вырос во всем мире, а формы криминальных действий приняли более жестокий и циничный характер.

Большие проблемы «несостоятельного государства»

В мае2009 г. в сиднейском институте международной политики имени Лоуи прошла конференция с участием ведущих политиков, представителей общественности и деловых кругов Австралии и Океании. На повестке дня был один вопрос – бедственная ситуация в республике Папуа – Новая Гвинея. По последним данным в этой стране более 1 млн. человек проживают ниже черты бедности. Детская смертность достигает 40%. В стране не хватает учителей и врачей, образование и здравоохранение находятся в жалком состоянии. Мировой финансовый кризис еще более ухудшил ситуацию. Бюджет страны уменьшился на 25%, на столько же обесценилась и национальная валюта кина. По своему экономическому развитию страна занимает 91 место из 120 развивающихся стран.

А ведь еще недавно Папуа – Новая Гвинея считалась самым перспективным независимым государством Южнотихоокеанского региона. Политическая система страны являлась одной из самых стабильных в Океании. В ПНГ была построена «парламентская демократия» по британскому образцу.    В экономике Папуа – Новая Гвинея ориентировалась на рыночные отношения и строго следовала всем указаниям МВФ и других международных организаций. В стране реализовывались многочисленные экономические и социальные программы, спонсируемые ООН, Европейским Союзом, Австралией и другими развитыми странами. Минеральные ресурсы страны, промышленность и финансы находились в «надежных руках» иностранных фирм и транснациональных корпораций. Все это, по-мнению делегации Конгресса США, посетившей страну в 1989 году позволяло ПНГ иметь «большой потенциал для быстрого и длительного экономического роста»[1].

Однако ожидаемого «экономического чуда» не произошло. С начала 90-х годов Папуа-Новая Гвинея оказалась перед растущими экономическими, политическими и социальными проблемами. Страна вступила в полосу экономического упадка. Величина валового внутреннего продукта неуклонно снижалась. Жизненный уровень населения падал. Начала сказываться зависимость страны от горнодобывающей промышленности, на долю которой приходилось 70% всего экспорта. По принятым в ПНГ законам 95% лицензионных платежей за использование недр приходилось на местную администрацию и лишь 5% доставалось непосредственно землевладельцам, что послужило причиной беспорядков, грабежей и саботажа, наносивших ущерб на миллионы долларов.  Правительство оказалось не в состоянии обеспечивать свои обязательства по зарплате госслужащим и по погашению долгов. Резко сократились расходы на здравоохранение, образование, развитие инфраструктуры. Следствием этого стало усиление межплеменных распрей и обострение борьбы за земельные ресурсы. Беззакония и волнения охватили практически всю страну. В ПНГ, по выражению австралийского ученого Р.Мэя, наступил период «смутного времени»[2].

В 2003 г. австралийский Центр независимых исследований опубликовал два доклада под названиями «Папуа – Новая Гвинея на краю гибели» и «Помощь подвела Океанию» в которых утверждалось, что экономическая помощь «развратила» правящие круги ПНГ, породила принцип иждивенчества среди части населения и в большей степени способствовала экономическому кризису в стране[3]. О Папуа – Новой Гвинее заговорили как о «несостоятельном государстве», которое своими силами не способно справиться с многочисленными политическими, экономическими и социальными проблемами.

Страшным бичом Папуа – Новой Гвинеи в последние годы является высокий уровень организованной преступности, особенно в молодежной среде, принявший формы специфического явления – рэсколизма (raskolism). Название «рэсколизм» произошло от слова «рэ´скол» (raskol), что на языке ток-писин (пиджин-инглиш) означает «бандит», хотя первоначальное значение слова было «вор». В английском эквиваленте (raskal) это слово имело шутливый оттенок и применялось в основном в отношении «плохих школьных мальчиков». В Папуа – Новой Гвинее слово «рэскол» стало употребляться с середины 60-х годов для обозначения неформальных молодежных объединений, вроде рокеров или хиппи, занимавшихся мелким воровством и хулиганством. С тех пор рэсколизм проделал большой путь от мелкого воровства до хорошо вооруженной организованной преступности. В настоящее время слово «рэскол» имеет совсем другие оттенки. Вооруженные холодным и огнестрельным оружием, бесчинствующие в городах и поселках Папуа-Новой Гвинеи рэскол-банды наводят страх и ужас на жителей страны и иностранцев. «Насилие в городах, воровство, убийства, кражи и изнасилования – отмечали специалисты американского центра «Восток-Запад», – привели к проблеме общественного порядка достаточной серьезности, чтобы правительство сделало ее решение одной из главных целей в политике государственной безопасности»[4].

Сегодня Папуа – Новая Гвинея считается одной из самых криминогенных стран, а Порт-Морсби, в рейтинге безопасных столиц мира, занимает последнее 197 место. В обзоре по международной преступности, проведенным британским Министерством внутренних дел, отмечается, что количество убийств в Порт-Морсби с населением в 250 тыс. человек – в три раза больше чем в Москве, и в 23 раза больше, чем в Лондоне[5]. В 2005 г. американский журнал “Foreign Policy” определил пятерку городов – глобальных очагов преступности и криминала. Столица государства ПНГ оказалась на «почетном» четвертом месте. По мнению журнала очень трудно сказать, кто из жителей Порт-Морсби не является членом, какой – нибудь криминальной группировки, а кто коррумпированным полицейским. И те и другие, находясь в постоянном взаимодействии, умудряются убивать по 54 человека на каждые 100 000 жителей города ежегодно[6]. Западные СМИ регулярно сообщают душераздирающие факты о преступлениях бандитов из рэскол-группировок. Вооруженные винтовками М-16 они занимаются грабежом банков, кражей автомобилей, разбоем на дорогах и   изнасилованием. Широко сообщалось, например, о случае, когда, попавшая в автокатастрофу карета «скорой помощи» подверглась нападению бандитов, при этом была изнасилована травмированная медсестра[7]. От нападений рэскол-банд не спасают ни высокие заборы, ни современная сигнализация, ни вооруженные полицейские. Более того, между полицией и рэскол-бандами идет настоящая война. Недавно был ограблен даже специальный уполномоченный полиции по борьбе с рэсколизмом. Раздосадованный чиновник пообещал усилить борьбу с молодежным криминалом[8].

Обычным явлением в Папуа – Новой Гвинее стали нападения на иностранных туристов. Поэтому меры безопасности здесь чрезвычайно высокие. В международном путеводителе «Lonely planet» об отелях ПНГ написано буквально следующее: «Если вы въезжаете на территорию отеля, и у вас создается такое впечатление, что вы попали на территорию тюрьмы строгого режима – это хороший отель»[9]. Действительно, почти каждый отель имеет высокий забор, колючую проволоку под напряжением, камеры наблюдения, смотровые вышки с прожекторами и хорошо вооруженную охрану с собаками. Лицам, не достигшим 18-и летнего возраста, запрещается покидать территорию отеля без сопровождения взрослых в любое время суток и никому не разрешается покидать территорию отеля без сопровождения охраны и автомобиля отеля в темное время суток.

Не в лучшем положении находятся и коренные жители Порт-Морсби. Отчаявшись защититься от постоянных набегов, многие их них прибегают к помощи магии и колдовства. Так, проживавший в столице бывший учитель из Великобритании Гай Мэскорд, нанял местного шамана, чтобы «заколдовать» свой дом от налетов. Впрочем, ему это не помогло. В августе 2007 г. несчастный был зарублен мачете во время очередного ограбления[10]. О жителях Папуа – Новой Гвинеи стали говорить как о «нации заключенных под властью рэскол-банд»[11].

Рэсколизм как форма гражданской войны?

Многие годы ученый мир пытается объяснить феномен роста молодежной преступности. В многочисленных трудах социологи, педагоги и психологи дают четкую классификацию неформальных молодежных объединений (рокеры, рэперы, скинхеды, хиппи и т.д.), выявляют их особенности, дают определения понятию «молодежная банда», пытаются объяснить причины жестокости и насилия. В докладе Всемирной Организации Здравоохранения говорится, что молодежные банды, формируются там, где рухнул сложившийся социальный строй и отсутствуют альтернативные формы культурного поведения. Среди других социально-экономических, общинных межличностных факторов, которые толкают молодых людей в банды, авторы доклада называют отсутствие возможностей для социальной или экономической мобильности в обществе, где агрессивно проповедуется потребительский стиль жизни; снижение эффективности работы правоохранительных органов; прекращение учебы в школе, а также низкая оплата неквалифицированного труда. Быстрые демографические изменения в молодежной среде, модернизация, миграция, урбанизация и постоянно меняющаяся социальная политика имеют определенную связь с ростом молодежного насилия. Бедное население стало больше концентрироваться в городах, причем происходило сильное увеличение доли молодежи среди населения. Быстрый рост населения и ускоренная урбанизация привели к безработице и ухудшению жилищных условий, что, в свою очередь, выразилось во фрустрации и напряжении в молодежной среде. В результате создались предпосылки для того, чтобы молодые люди стали совершать мелкие преступления и акты насилия, в особенности под влиянием сверстников. Все это характерно и для ситуации в Папуа – Новая Гвинея, которую авторы доклада не обошли вниманием. Эволюцию преступных группировок в Папуа—Новой Гвинее они рассматривают в широком контексте деколонизации, последующих социальных и политических преобразований, а так же быстрого роста населения, который опережает темпы экономического роста. При росте безработицы и жестком ограничении социального обеспечения — молодые люди в ПНГ оказались лишены законных способов заработка, а также необходимой социальной помощи в период между окончанием школы и началом работы. В этих условиях, не видя никакой поддержки со стороны общества, часть молодежи сделала выбор в пользу преступности и насилия[12].

Действительно, социально-экономическая ситуация в ПНГ выглядит удручающей. Высокие доходы от эксплуатации минеральных ресурсов и лесов не привели к экономическому росту и не улучшили социальное положение населения. Количество безработных в стране достигает 1,5 млн. человек и увеличивается ежегодно на 75 тыс.  Безработица среди молодежи составляет свыше 90%[13]. Большинству жителей страны недоступны электричество, водопровод и другие блага цивилизации. Медицинское обслуживание находится на крайнем  низком уровне. 80% населения страны находится на уровне бедности без каких-либо перспектив на будущее. В это же самое время природные ресурсы страны хищнически грабятся транснациональными корпорациями. Доходы от лицензий на вылов тунца в прибрежных водах, выдаваемые иностранным компаниям слишком малы, лесные богатства варварски уничтожаются, принося доходы только коррумпированным чиновникам и местной племенной аристократии. По уровню коррупции страна находится на одном из первых мест в мире. Как отмечал американский ученый Брюс Кнауфт, Папуа – Новая Гвинея явно не приближается к «становлению хорошо организованной, равноправной, современной либеральной демократии – фантастической цели, которую мы установили для нас самих и для всех людей в мире»[14].

Основными обязанностями любого государства являются в первую очередь обеспечение безопасности граждан и создание условий для экономического развития. В условиях глобализирующегося мира роль государства в осуществлении этих функций значительно возрастает и если правящая элита не в состоянии решать стоящие перед государством проблемы, общественные отношения неизменно опустятся до стадии «гражданской войны». Специалисты из Оксфордского университета путем сложной калькуляции определили порог общественной деградации до уровня «гражданской войны». В основу подсчета легло соотношение между количеством убийств и общей численностью населения. К странам, приближающимся к этому порогу, они отнесли и Папуа – Новую Гвинею[15]. Вакуум власти в стране немедленно заполняется другими неформальными структурами, даже такими уродливыми, как рэскол-группировки. Как указывает Б.Кнауфт, рэскол-бригады во многом превосходят силы правопорядка и в контролируемых ими районах устанавливают свой «закон и порядок».  Многие зарубежные обозреватели отмечают, что рэскол-банды пользуются симпатией и поддержкой со стороны значительной части населения. Многие видят в них «борцов за справедливость» против коррумпированных чиновников и жестокой полиции, против «кучки богатеев», разжившихся на народном добре. Да и сами участники рэскол-группировок постоянно позиционируют себя как отважных партизан, своеобразных «робингудов», обирающих богатых, дабы поделиться с бедными. Показателен в этом плане репортаж американского журналиста Ника Изена «Как я выживаю в Порт-Морсби», где он советует иностранцам одеваться по-проще, по-беднее, чтобы избежать неприятностей с бандитами[16]. На одном из интернет-форумов, австралийский волонтер, работавший в Порт-Морсби писал, что слухи о злодеяниях рэскол-банд сильно преувеличены, что их бойцы «нормальные ребята, вынужденные сводить концы с концами в антагонистической городской среде с ограниченными возможностями» и «принадлежащие новому классу – классу потерянных людей»[17].

Родом из джунглей

Несмотря на общие причинно-следственные связи роста молодежной преступности, рэсколизм в Папуа – Новой Гвинее имеет свои специфические особенности. Они обусловлены социальными и ментальными тенденциями развития меланезийского общества. Находившиеся на стадии первобытно-общинного строя папуасские племена содержали в себе ярко выраженные признаки «примитивного коммунизма». Эти признаки не исчезли и в настоящее время. Принявшие многие блага цивилизации папуасы по своему мышлению остались на уровне каменного века.  Несмотря на свою внешнюю цивилизованность, они продолжают жить общинным укладом. А в общине, как и при коммунизме, принцип распределения: «от каждого – по способностям, каждому – по потребностям». Каждый работает, как может, но при этом, каждый член общины в равной степени пользуется всеми благами жизни – жилищем, едой, одеждой, луками, топорами и пр. В деревне все является общим.

Посетивший ПНГ российский журналист А.Замышляев не без иронии писал, что при таком укладе жизни всегда найдется человек, который  ничего не делает, а пользуется благами наравне со всеми. Не в силах ни в чем отказать такому человеку (ведь всё – общее), соплеменники продолжают содержать тунеядца. Но рано или поздно, такого человека изгоняют из общины, и он слоняется по стране до тех пор, пока не осядет в городе. Но и там он не находит себе применения. Делать он по жизни ничего не умеет, или не хочет, а потребности у него – как у любого человека. Да ещё это коллективное мышление: всё общее![18]. Доля истины в этих рассуждениях есть. Разрушение деревенской общины и насаждение капиталистических принципов действительно явились главными причинами массового исхода в города, где люди, оказавшись никому не нужными, пытались организовать свою жизнь согласно их традиционным представлениям. Рэскол-группировки, по сути, являются примитивным перенесением общинной деревенской жизни в городские условия.  При этом перенять образ жизни европейской цивилизации, оказалось для многих из них делом сложным. Все западные представления, попадая в наивное сознание папуасов, принимали порой самые неожиданные формы. В результате возникали совершенно фантастические и уникальные вещи и явления как движение «Джон Фрум» и культ карго. Суть  религиозного движения «Джон Фрум», описанного в свое время советским этнографом Л.Минцем, сводилось к наивной вере меланезийцев в то, что попавшие к ним в руки «блага цивилизации» (консервы, конфеты и т.д.) произрастают где-то на деревьях, которые прячут от них «белые люди»[19]. Культ карго, возникший под воздействием христианства, утверждает, что попавшие в рай папуасы, где у них полное изобилие,  заботятся о папуасах живых, присылая им подарки с того света, а злые «белые» перехватывают чужие грузы и забирают все себе. Ситуация доходила до абсурда. По стране прокатилась волна гражданского неповиновения. В ожидании, когда белые отдадут их грузы, папуасы забрасывали работу на плантациях, немногочисленных заводах и фабриках. В результате целые деревни и даже города умирали с голода. Когда же ООН и другие международные организации, обеспокоенные таким положением дел, посылали в Папуа – Новую Гвинею гуманитарную помощь, то папуасы, получив ее, еще больше утверждались в правильности своих действий. Так, этот культ захватывал все новых и новых сторонников.

Подобные культы порождали в новогвинейской обществе принципы иждивенчества и вседозволенности. На это указывали и авторы доклада «Помощь подвела Океанию». Мелкое воровство, взяточничество, вымогательство не являлись чем-то запретным в массовом сознании населения. А.Замышляев пишет, что среди немногочисленных русских, главным образом работающих в ПНГ по контракту, даже появился специальный термин для обозначения мелкого воровства – «спапуасить»[20]. Под влиянием этих культов находятся и рэскол-группировки. Экспроприация чужой собственности для них не более чем справедливое уравнительное распределение. Более того, они и банды свои строят, используя структуру традиционного племени. Исторически в новогвинейских племенах преобладало мужское начало. Мужчина был и добытчиком и воином. Соответственно и воспитание мальчиков было направлено на достижение этих качеств.  Авторы книги «Подростковые банды: глобальный взгляд» американские ученые М. Даффи и С. Гилиг указывают, что рэскол-банды являются преемниками старых форм меланезийской социальной организации, в которой племенные войны способствовали склонности к убийствам и изнасилованиям[21].

В настоящее время в Порт-Морсби действуют четыре основных рэскольских конгломерата: «Бомаи»,  «Кобони», «Мафия» и «Бригада 585», членами которых является молодежь в возрасте от 15 до 25 лет. Территория каждого конгломерата четко разграничена, поэтому «разборок» между ними практически нет. Во главе конгломерата стоит лидер – «отец» или «большой человек». Положение лидера зависит от его способности и опыта   обеспечивать благополучие, (естественно криминальным путем) членам своей организации. От качества предоставления своего рода «социального кредита» зависит и репутация лидера и лояльность со стороны рядовых членов.  Конгломераты включают в себя определенное количество более мелких группировок, которые имеют свои названия и своих лидеров и обладают большой степенью автономии. В названиях банд явно прослеживается претензия на оригинальность: «Кровь», «Банда Полукровок», «Ангелы Ада», «Черная Сила» и даже «Ку-клукс-клан», «Аль Капоне», «Триада»  и «Мельбурнские убийцы». Структура и размер таких группировок зависят от племенной организации и индивидуальных качеств лидера. Если конгломераты основываются на какой-то одной этнически гомогенной группе, то структурные подразделения отражают «этническую разнородность городской среды»[22]. Вступление в банду и выход из нее носит добровольный характер и не ограничивается жесткими законами. Поэтому лидеры часто даже не знают точное количество членов своей банды. Это одна из особенностей рэскол-группировок.

Другая особенность – склонность к убийствам и изнасилованиям. Она также от части связана с традициями племенного воспитания. В племени каждый юноша обязан был пройти обряд инициации, то есть доказать, что он по праву может называться настоящим мужчиной. Этот обычай сохранился и для вступающих в ряды рэскол-банд. Испытуемый должен на глазах у своих товарищей совершить криминальное действие. Лучшим доказательством «мужественности» является убийство и изнасилование. Поскольку за убийство ждет жестокое наказание, то новички, как правило, предпочитают изнасилование. Тем более что в сознании «традиционного общества» изнасилование не является большим преступлением ввиду низкого статуса женщин. Насилие над женщинами стало частью традиционной культуры рэскол-банд. По данным австралийского радио в ПНГ одна треть всех женщин подвергалась сексуальному насилию[23]. Когда участников нападения на один из частных домов, схваченных полицией, спросили, зачем они, помимо грабежа, еще и изнасиловали находившихся там мать и дочь, последовал наивный и циничный ответ: «Чтобы хвастаться!»[24]. Не удивительно, что в ПНГ существуют большие проблемы с венерическими заболеваниями и СПИДом.

Впрочем, исторически папуасы были не столь кровожадны. В меланезийской традиции достаточно было убить свинью или казуара противника, чтобы доказать свою «мужественность». Склонность к насилию над людьми  стала развиваться под воздействием европейской культуры, в первую очередь американского кинематографа. Папуасы с детской наивностью воспринимали всерьез все, что происходило в голливудских фильмах, которые бесконечно показывали в городах, поселках, отдаленных деревнях, кинотеатрах и видеосалонах. Культ «мускулистого Рэмбо», своеобразного «мачо», убивающего своих врагов направо и налево получил широкое распространение в молодежной среде. При этом, зачастую, отрицательные герои боевиков становились для молодежи героями положительными, поскольку боролись с «проклятыми белыми». В этой связи М.Даффи и С.Гилиг с горечью отмечают, что подростки из рэскол-банд демонстративно одеваются под шахидов и носят майки с изображением Усамы Бин Ладена[25].

В последние годы рэскол-банды активно вовлекаются в деятельность международной организованной преступности. Слабость правоохранительных органов и высокая коррупция минимизируют риски преступной деятельности и компенсируют международным преступным синдикатам их издержки. Их деятельность сводится к незаконному обороту наркотиков, отмыванию денег, торговле людьми  и оружием, нелегальной иммиграции. Папуа – Новая Гвинея рассматривается в первую очередь как важный перевалочный пункт наркотиков из Юго-Восточной Азии в США, Канаду, Австралию  и Новую Зеландию. Рэскол-банды не только помогают транспортировке наркотиков, ни и сами пристрастились к их употреблению. Особое распространение среди них получил наркотик metham-phetamine или «айс», довольно дешевый и легко воспроизводимый в местных условиях. По сообщениям полиции Порт-Морсби этот наркотик местного производства распространяется в барах, казино, кинотеатрах и других местах общественного пользования. Его употребление создает впечатление «сильного сверхчеловека», поэтому полиции «так тяжело бороться» с участниками рэскол-банд[26].

Рэсколизм в Папуа – Новой Гвинее получил распространение не только в городах, но и в сельской местности. Рэскол-банды нападают на перевозящий грузы транспорт, на склады фирм и предприятий, занимаются угоном автомобилей и рэкетом. При этом налетчики нередко делятся добычей со всей своей общинной, поэтому борьба с ними в труднодоступных горных районах ожидаемых результатов не приносит. В истории ПНГ были случаи, когда рэскол-банды облагали данью небольшие города, вроде Каинанту в провинции Восточный Хайленд или полностью их контролировали в течение длительного времени, устанавливая там свои законы и порядки, как это случилось с городом Окук.

Клин клином вышибают

Борьба с рэсколизмом является важнейшей задачей правящих кругов Папуа – Новой Гвинеи. В этой борьбе власти используют разнообразный набор форм и методов. В стране действует специальный департамент по делам молодежи, разрабатываются и внедряются различные программы по обучению, переподготовке и трудоустройству молодежи. Власти организуют общественные работы для молодых людей, вроде уборки улиц или стрижки газонов. Но всех этих мер явно недостаточно, чтобы отвлечь молодежь от уличной преступности. Даже помощь, которую оказывают правительству ПНГ международные общественные организации, не исправляет положения дел. В борьбу с рэсколизмом активно подключились и церковные организации. Проповедники различных конфессий пытаются донести до сознания папуасов принципы добра и зла. Но и здесь дела идут не столь успешно. Папуасам непонятно, например, почему во время ритуальных танцев нельзя совершать сексуальные телодвижения. Церковь так же выступает в роли посредника между рэскол-группировками и властями. С ее помощью даже удалось уговорить некоторых из них сдаться, сложить оружие и покаяться. Правда, последний раз случилось это в середине 90-х годов. М.Даффи и С.Гилиг пишут, что влияние церкви постоянно снижается, количество тяжких преступлений растет и «осажденные горожане стали более скептически относиться к церковной стратегии»[27]. Некоторые религиозные деятели даже заговорили о кризисе христианства в ПНГ[28].

Главными силами по борьбе с рэсколизмом остаются правоохранительные органы. Власти страны постоянно предпринимают меры по усилению полиции, ужесточению наказаний и расширению тюремной системы. Важной составляющей борьбы против рэскол-банд являются «предупредительные меры». Полиция регулярно проводит рейды и облавы в районах, контролируемых рэскол-группировками. При этом полиция сама применяет жестокость и насилие. Американская правозащитная организация Human Rights Watch провела исследование и опубликовала в 2005 г. доклад по ужасающему положению детей и произволу полиции в Папуа-Новой Гвинее. По данным правозащитников, полицейские Папуа-Новой Гвинеи участвуют в зверских избиениях, пытках и изнасилованиях детей. В докладе говорится об “эпидемии зверств против детей”, которые арестованы или задержаны полицией. Как было установлено, задержанных детей кололи ножами, пинали, избивали прикладами оружия, железными прутьями, деревянными палками, кулаками, резиновыми дубинками и стульями, кроме того, некоторых из них полицейские заставляли жевать и глотать презервативы[29]. По словам авторов доклада, положение с применением насилия по отношению к детям в Папуа-Новой Гвинее самое тяжелое в мире. Избиения настолько традиционны, что офицеры почти ничего не предпринимают, чтобы скрыть это. Они издеваются над несовершеннолетними мальчиками, заставляя их бороться голыми или заниматься анальным сексом с сокамерниками и с полицейскими. Большинство полицейских используют задержанных девочек и молодых девушек для сексуальных утех. Об изнасилованиях редко становится известно, потому что жертвы предпочитают молчать о случившемся из-за чувства стыда[30].

Ситуация с нарушением прав человека в ПНГ с тех пор не претерпела существенных изменений. По данным Human Rights Watch в 2008 г. в стране продолжались произвольные или незаконные убийства полицией детей и подростков, насилие и дискриминации женщин и детей, сопровождающиеся полицейской коррупцией и безнаказанностью. Только в  региональном отделении Национального суда в Лае рассматривалось 235 уголовных дел, находившихся в производстве с 2004 г. В тюрьме Буимо более 200 заключенных объявили голодовку в знак протеста против медленного прохождения дел по судебным инстанциям[31].

Коррупция в полицейских рядах стала главной темой средств массовой информации ПНГ и других стран. В прессе постоянно сообщалось и связях полиции с рэскол-бандами. В 2005 г. была арестована большая группа высокопоставленных полицейских чинов, которым предъявили обвинения в торговле людьми, отмывании денег, организации проституции и незаконных азартных игр, мошенничестве и воровстве. При этом было доказано, что полиция принимала в свои ряды участников рэскол-банд, вооружала их, чтобы те занимались грабежами уже в пользу полиции[32]. Что говорить о полиции, если даже бывшего премьер-министра страны Б.Скейта обвиняли в том, что он является «крестным отцом» рэскол-банд. В одном из интервью он хвастался, что если «я приказываю членам моих бригад убивать, они убивают»[33]. Правда сам Б.Скейт все обвинения связывает с происками своих политических противников.

Во всем виноваты … китайцы!

В последнее время в зарубежной прессе, особенной австралийской, все чаще появляются сообщения о росте влияния на рэскол-банды китайской организованной преступности. В сообщениях говорится о массовом притоке этнических китайцев с начала нового тысячелетия. Только в период с 2003 по 2005 гг. в ПНГ прибыло более 10 тыс. человек из Южного Китая[34]. Утверждается, что большая часть эмигрантов, так или иначе связана с «Триадой» и занимается в стране исключительно недозволенной деятельностью: торговлей наркотиками, людьми, переправкой нелегальных иммигрантов, незаконным игорным бизнесом и проституцией. Китайские мафиозные группы «пропитали и развратили самые высокие полицейские чины Папуа-Новой Гвинеи, вредят борьбе с кризисом общественного порядка и представляют потенциальную угрозу национальной безопасности Австралии»[35]. Они скупили на корню всю полицию ПНГ, а неподкупных просто уничтожают[36]. Австралийский Центр независимых исследований указывает на тесное сотрудничество китайских бригад с рэскол-бандами. Именно китайцы, по мнению аналитиков центра, придали рэсколизму форму организованной преступности, научили строгой конспирации и дисциплине, что еще больше осложнило борьбу с этим явлением[37].

Озабоченность австралийцев «китайской угрозой» вполне объяснима. Австралия, как бывшая метрополия и нынешний главный спонсор несет особую ответственность за ситуацию в Папуа – Новой Гвинее. Но еще в начале 90-х годов австралийская полиция расписалась в полном бессилии по борьбе с рэсколизмом. В 1993 г. в Австралии прошли общественные дебаты о возможности послать полицейские силы в ПНГ для оказания помощи. Но эта идея тогда не нашла поддержку в обществе, так как могла быть воспринята как «новый австралийский колониализм»[38]. В2004 г. австралийское правительство все же решилось послать в ПНГ 230 полицейских и выделить 1млрд. австралийских долларов на пятилетнюю программу сотрудничества. Однако отдачи от этих мер пока не видно. Поэтому, наверное, удобно свалить ответственность за ситуацию в Папуа – Новой Гвинее на кого-нибудь другого, например, на китайцев.

Призрак бродит по планете, призрак рэсколизма.

XXI век принес много новых вызовов системе глобальной безопасности, о которых много пишут и говорят политики и ученые. Но лишь немногие причисляют к глобальным проблемам возрастающий уровень преступности в молодежной среде. По данным американского Национального центра по предотвращению подросткового насилия с 2002 г. в мире наблюдается неизменный рос молодежной преступности. Только в США количество подростков, состоящих в бандах, на январь 2007 г. достигло полумиллиона человек.
«Банды – это смертельная болезнь, лекарство от которой мы до сих пор не можем найти, – сказал сотрудник Центра Чад Эльтро[39]. Что уже тогда говорить о развивающихся и слабо развитых странах. В последнее время средства массовой информации постоянно публикуют сенсационные сообщения о деяниях молодежных банд в странах Азии. После выхода на экраны фильма «Миллионер из трущоб» заговорили о молодежной преступности в Индии. Оказалось, что практически во всех городах этой страны действуют тысячи банд, которые формируются по этническому, религиозному, кастовому и даже половому принципу.  В столице Таиланда Бангкоке для борьбы с  молодежными бандами привлекают армию[40]. В Маниле, столице Филиппин, полиция не в состоянии прекратить кровавые разборки между молодежными группировками.  В Восточном Тиморе банды подростков создают основную проблему миротворческому контингенту, расквартированному в стране по решению ООН. В Малайзии молодежная преступность широко проникла в систему школ и университетов. Даже в благополучной Японии, Южной Корее и Тайване отмечается всплеск молодежного криминала.

В 2004 г. в британской «Гардиан» появилась статья Дэвида Фиклинга «Рэскол-банды заправляют в худшем городе мира». В ней автор впервые донес до широкой общественности понятия  «рэсколизм» и «рэскол-банды». И хотя автор связывает эти понятия исключительно с Папуа – Новой Гвинеей, совершенно очевидно, что они вполне применимы в отношении молодежной преступности во многих странах третьего мира. Рэсколизм имеет с другими течениями общие причины и общие последствия. Как пишут американцы М.Даффи и С.Гилиг корни рэсколизма кроются в «процессах колониализма», «разрушении традиционной культуры», в «бедности, неравенстве, в насильственном вовлечении постколониальных экономик в мировой рынок, где доминируют всесильные нации и транснациональные корпорации»[41].  Пока такая ситуация не изменится, в городах и поселках развивающихся стран будут появляться все новые и новые «генералы песчаных карьеров».

 


[1] Problems in Paradise:United States Interests in the South Pacific. Report of a Congressional delegation to the South Pacific. August 5-6, 1989.Wash.: US Government Printing Office. 1990? P. 671

[2] State and Society in Papua New Guinea: the First Twenty Five Years. Canberra: Australian National University Press. Electronic version 2001. – http://epress.anu.edu.au/sspng/frames.php

[3] См.: Susan Windybank and Mike Manning. Papua New Guinea On the Brink // The Center for Independent Studies Issue Analysis. N. 30. March 12. 2003 – http://www.exkiap.net/articles/cis20030312_png_on_brink/ia30.htm; Helen Hughes.  Aid has failed the Pacific // The Centre for Independent Studies Issue Analysis. N. 33. May 7. 2003 –http://www.exkiap.net/articles/cis20030507_failed_aid/ia33.htm.

[4] ThePacificIslands: Politics, Economics, and International Relations:Honolulu,Hawaii:East-WestCenter, International Relations Program. 1991, P. 35

[6] The Gardian,UK. September 23, 2004, p. 5

[7] Ibid.

[9] http://www.vokrugsveta.ru/tv/vs/stories/papua/

[10] The Scotsman.Scotland,UK, Aug. 27, 2007

[11] Sydney Morning Herald. June 19, 2004

[12] Насилие и его влияние на здоровье. Доклад о ситуации в мире /Под ред. Этьенна Г. Круга и др./ Пер. с англ. — М: Издательство «Весь Мир», 2003. С. 37-40

[13] The Australian.Sydney. August 21, 2008

[14] W. Clark. Remembering Papua New Guinea. An Eccentric Ethnography. Pandanus Books, 2003 http://kenneth-k-clarke.com/

[15] Lisa Chauvet, Paul Collier and Anke Hoeffler, “Paradise Lost: The Costs of State Failure in the Pacific,” paper prepared for the World Institute for Development Economics Research, November 2006. P. 15 –   http://users.ox.ac.uk/~ball0144/paradise07Nov06.pdf.

[16] Time.Sydney, Nov. 30, 2003

[17] http://blackmarketnews.blogspot.com/2004/09Raskols:TheGangsofPort Moresby.html

[19] См.: Минц Л. М. Сломанные стрелы. М. 1991

[21] Teen Gangs: A Global View (A World View of Social Issues) (Hardcover) by Maureen P. Duffy (Editor), Scott Edward Gillig (Editor), Greenwood Press (March 30, 2004), P. 152, 160

[22] Ibid. P. 161

[24] Ibid.

[25] Teen Gangs… P. 164

[26]Papua New Guinea Post-Courier. Port Morsbey. 6 February 2008

[27] Teen Gangs… P. 160

[29] Police Beatings, Rape, and Torture of Children in Papua New Guinea / Human Rights Watch Publications September 2005 – http://www.hrw.org/reports/2006/png1006/index.htm

[30] Ibid.

[31] 2008 Human Rights Report: Papua New Guinea  / US Department of State. February 25, 2009 – http://www.state.gov/g/drl/rls/hrrpt/2008/eap/119053.htm

[32] The Age.Melbourne. February 19, 2005

[33] Sydney Morning Herald, January 3, 2005

[34] Sydney Morning Herald, February 19–20, 2005

[35] The Age, February 19, 2005

[36] Forbes, “Danger On Our Doorstep: Organized Crime Takes Hold inPapua New Guinea” // Defender.Sydney. Autumn 2005. P. 22–24

[38] Green Left Weekly.Sydney. 17 November 1993

[39] safeyouth.org/scripts/search/advanced/BasicSearchResults.cfm

[41] Teen Gangs… P. 153

You can comment this article, but links are not allowed.

2 комментария к записи “В.Н. Тимошенко – Рэскол-банды или новые «Генералы Песчаных Карьеров»”

  1. Анастасия:

    Если судить по статье, то преступность в Папуа– Новой Гвинеи уже давно достигла ужасающих масштабов и это происходит в стране, принадлежащей к Британскому Содружеству! Конечно, можно объяснить сложившуюся ситуацию низким уровнем социально-экономического развития, недавним колониальным прошлым, если бы не было положительных примеров, среди государств со сходной историей, при этом у Папуа – Новой Гвинеи есть большой плюс – это наличие природных ресурсов, которые, кстати, активно экспортируются за границу, только принадлежат они иностранцам. Подобная ситуация это яркий признак неспособности центральной власти выполнять свои функции, в т.ч. защиту населения. Здесь как некогда подходит пословица, что «рыба гниёт с головы», хотя бы взять действия полиции: складывается такое впечатление, что днем они полицейские, а ночью члены банды. Если бы государство создало рабочие места, обеспечивало бы безопасность, то многие ушли бы из банд. Это бы не решило проблему полностью и бесповоротно, но все же значительно бы ославило позиции рэскол-банд.

  2. Отличная статья, искренне, мне очень понравилось,
    владелец блога вообще постаянно радуете меня своими творчеством.
    здесь с многим сложно не согласится.
    от всего сердца продолжайте в том же духе.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика