Константин Асмолов – Чудеса гимнастики или разгильдяйства?

DMZ4511

4 ноября 2020 г. южнокорейские военные, которые несут службу в районе границы с Севером, были приведены в состояние повышенной боевой готовности и направлены на поиски неустановленного лица, обнаруженного с помощью технических средств контроля. Для проведения поисковых операций войска были размещены по тревожному протоколу «Чиндоккэ», применяемого для борьбы с возможным вторжением вооруженных партизан из Северной Кореи. Как сообщили в Объединённом комитете начальников штабов вооружённых сил РК, северокорейский гражданин мог пересечь границу на территории уезда Косон-гун провинции Канвондо поздним вечером предыдущего дня.

Примерно через 10 часов после того, как факт пересечения границы был зафиксирован, беженец из КНДР в гражданской одежде был задержан. Отмечалось, что «необычных действий со стороны северокорейских военных не было обнаружено», и северная сторона, видимо, не знала о факте побега.

О личности бежавшего пока не известно почти ничего – только то, что ему за 20, это гражданское лицо, и во время задержания он выразил желание остаться на Юге. Необычного в этом нет – как правило, перебежчика около месяца расспрашивают, выясняя кто он, и не является ли он шпионом с Севера.

Позднее выяснилось, что сначала перебежчик дважды попал на камеры наблюдения вблизи военной демаркационной линии (MDL).

Сразу возник вопрос, почему при перелезании не сработала сирена, которой оснащены заграждения, и только на следующий день 5 ноября военные приступили к проверке систем безопасности на межкорейской границе.

Чем закончилась инспекция и наказали ли кого-то, пока не известно, но 24 ноября газета «Чосон Ильбо» написала, что перебежчик оказался бывшим гимнастом, и смог преодолеть забор из колючей проволоки высотой 3 м благодаря своим навыкам. А 26 ноября Енхап сообщило, что причиной того, что датчик пограничной безопасности не смог обнаружить северокорейца, перепрыгивающего через ограждения, оказался ослабленный винт внутри сенсорной системы управления. По-видимому, из-за внешних факторов, таких как сильный ветер или дождь.

В итоге, несмотря на статьи в СМИ, министр обороны Со Ук заявил, что не считает этот инцидент очередным провалом в операциях по обеспечению безопасности границ, хотя есть некоторые моменты, которые необходимо дополнить.

Это не первый случай, когда граница оказывается на ржавом замке. В июле 2020 г. северокорейский перебежчик, которому предъявили обвинения в сексуальном насилии, бежал через западную сторону границы на свою коммунистическую родину. Южнокорейские военные оставались в неведении до тех пор, пока Северная Корея не сообщила об инциденте.

На море «нерушимость границ» находится на похожем уровне. 24 мая 2020 г. на пляже города Тхэан была найдена небольшая лодка, использовавшаяся нелегальными иммигрантами из Китая. Ею заинтересовались только после того, как местный житель позвонил в полицию после того, как увидел, что лодка оставалась без присмотра в течение нескольких дней. После этого обнаружилось, что лодка не имела зарегистрированного серийного номера и имела двигатель, который не применяется в Южной Корее, а кадры камер видеонаблюдения показали людей, покидающих лодку и пересаживающихся в ожидающий их фургон.

Через некоторое время нелегалов нашли и постепенно переловили, но объяснения береговой охраны в стиле «мы сразу же поняли, что это были нелегалы и потому не торопились» вызвали удивление: а если бы это были диверсанты из КНДР? Удивление усилилось, когда выяснилось, что военные радары, береговые CCTV и другие средства наблюдения ШЕСТЬ раз обнаруживали лодку, но солдаты, отвечающие за мониторинг, не смогли ее обнаружить, а береговая охрана не заметила ее до тех пор, пока китайцы не достигли берега и не скрылись.

По словам представителя военных, было решено, что это обычная лодка, используемая гражданскими лицами для проведения досуга. Однако оказалось, что похожий инцидент произошел в апреле, когда пять китайцев пересекли границу Желтого моря на том же типе лодки и прибыли в Тхэан 19 апреля. Радары захватили лодку трижды, но стражи порядка ее не заметили, а соответствующие записи камер видеонаблюдения с тех пор были удалены, поскольку они хранятся только в течение 30 дней.

«Чтобы предотвратить повторение подобных инцидентов, военные поклялись усилить свою позицию по наблюдению на море, задействовав больше техники и усилив обучение военнослужащих», и даже рассмотрели возможность применения для лучшего обнаружения попыток незаконного проникновения БПЛА. Увы, 4 июня 2020 г. практически в том же районе были найдены резиновая лодка и два спасательных жилета, и снова береговая охрана взялась за дело после того, как местный житель сообщил, что видел резиновую лодку в течение пяти-шести дней на неиспользуемом морском валу.

Впрочем, это цветочки по сравнению с инцидентом в июне 2019 года, когда деревянная лодка с четырьмя северокорейцами прибыла в южнокорейский порт Самчхок на восточном побережье, расположенный в 130 километрах к югу от границы, не будучи обнаруженной.

Если же вернуться к «гимнасту», то даже с учётом экстраординарной гимнастической подготовки перепрыгнуть трёхметровый забор с колючей проволокой, а затем преодолеть иные сложные заграждения, включающие в себя минные поля, автору представляется вещью крайне непростой. Конечно, видео, на котором перебежчик продемонстрировал бы свои гимнастические навыки, сняло бы часть подозрений, но пока автору кажется, что версия умелого гимнаста придумана представителями Министерства обороны в попытке ответить на вопрос: почему в очередной раз граница оказалась проницаемой?

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

Источник: https://ru.journal-neo.org/2020/12/23/chudesa-gimnastiki-ili-razgil-dyajstva/

You can comment this article, but links are not allowed.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика