Обама избавился от сирийской гражданской войны

1972675841946e237e0f6a70670072ee_c0-0-4127-2405_s561x327

Пентагон фактически объявил в пятницу, что США выходят из гражданской войны в Сирии – вербуя и обучая повстанческие группы для свержения правительства президента Башара аль-Асада – и вместо этого сконцентрирует свою энергию и ресурсы на борьбе против “Исламского государства”. Это объявление Пентагона, вот здесь, последовало за решением, принятым самим президентом Бараком Обамой.

Нет никаких признаков того, что Обама разговаривал со своими партнерами в Турции, Израиле или арабских странах – Саудовской Аравии, ОАЭ и Иордании, в частности, – прежде чем принять такое серьезное решение. Если это так, то это является сигналом нового мышления, в котором приоритет отдается основным интересам и насущным заботам США. США в последние 2-3 года совместно с их региональными союзниками были вовлечены в подготовку сирийских повстанческих сил.

Решение Обамы развязаться с этим, если можно так сказать, принято лучше поздно, чем никогда. Оно основано на реалистичной оценке ограниченных возможностей США влиять на события в Сирии. США не станут солидаризироваться с российской интервенцией в Сирии. Но, что следует отметить, США смещают свое поле действий в северо-восточную Сирию на границе с Ираком.

Обама унаследовал десятилетнюю политику США по принудительной “смене режима” в Сирии, а не сам ее придумал. У предыдущей администрации Джорджа У. Буша, проникнутой идеологией неоконов, была повестка дня в один пункт – ослабить и в конечном счете разрушить Иран, сначала установив враждебный ему режим в Дамаске, тем самым изолируя его и лишая его “стратегической глубины”, прежде чем начать на него лобовую атаку и свергнуть исламский режим. Однако из-за заключения иранского ядерного соглашения “со-отношение сил” в ближневосточной политике значительно изменилось, и неоконы, как кажется, остались в ледниковом периоде. США теперь готовы усилить свое взаимодействие с Ираном.

Но в конечном итоге решающим фактором оказалась дерзкая российская интервенция в Сирии. Обама не рискнет солидаризироваться с российскими военными действиями в Сирии и скептически относится к этому решению Москвы, но он не станет блокировать русских или подрезать их. Таков реальный смысл вчерашнего объявления Пентагона. Иными словами, Обама помогает России и верит на слово своему российскому коллеге Владимиру Путину – а именно, что логическое развитие российской интервенции будет проходить по траектории, ведущей к настоящим преобразованиям в Сирии.

Но Обама также видит, как ветер перемен подул и над европейской позицией, как это отражено в потрясающем заявлении президента Еврокомиссии Жана-Клода Юнкера в Берлине в четверг, когда он сказал

“Мы должны предпринять шаги в сторону практических отношений с Россией. Это не привлекательно, но это необходимо, мы [Запад] не можем продолжать так дальше… С Россией нужно обращаться прилично. Мы [Европа] не можем позволить, чтобы наши отношения с Россией диктовались Вашингтоном.

В самом деле, поле сражения в Сирии переполнено и поэтому остается большой вопрос: что будут делать региональные союзники США теперь, после решения Вашингтона отказаться от планов свержения режима Асада с помощью силы? По моему мнению, вряд ли региональные союзники США в состоянии создать свою группу при возникающих обстоятельствах, учитывая их различные интересы в игре и противоречия в их взаимоотношениях. Это один момент.

У этих стран – Турции, Израиля, Иордании и стран Персидского залива – не будет смелости, чтобы выступить против России самостоятельно. Не следует заблуждаться, Путин не запустил эти крылатые ракеты по Сирии сгоряча с расстояния в 1500 километров с Каспия. Это была эффектная демонстрация мощи на весь Большой Ближний Восток, которая посылает большое политическое послание ведущим актерам в Сирии. Вместе с тем Россия ведет замечательную дипломатию и будет теперь быстро продвигаться, чтобы “взаимодействовать” с региональными союзниками США с тем, чтобы разъяснить им мотивы поведения Москвы, рассеять их опасения (если они имеются), умиротворить их и повысить их “уровень комфорта” и, наконец, если ситуация обострится, отсоветовать им делать сгоряча что-то опрометчивое.

По российским расчетам, у Израиля и Турции разные интересы, так как они вмешивались в Сирии по-разному (в отличие от шейхов), и необходима некоторая степень силовой дипломатии, чтобы заставить их понять, что является для них благом. Но страны Залива (и Иордания) – это иное дело. Они будут дезориентированы, если США не станут их поддерживать в Сирии. Москва также наводит мосты с ними в последние годы. Неудивительно поэтому, что российская дипломатия предпринимает активные действия в регионе Залива. (National)

Поэтому на прошлой неделе из Москвы в Израиль отправилась военная делегация. Москва предложила провести сходные консультации и с Турцией. Израиль притих, что для него нетипично. Турция тоже сбавила тон своей риторики. Турецкое официальное новостное агентство “Анадолу” процитировало слова заместителя премьер-министра Нумана Куртулмуша, сказавшего в пятницу, что

Турции не следует терять отношения с Россией из-за каких-то политических преимуществ в Сирии. Турция и Россия живут в мире долгие годы. У обеих стран имеются очень крепкие политические, экономические и торговые отношения. Но Турция – это страна, которая будет защищать свои границы. Именно поэтому мы ожидаем, что Россия отступит и прекратит нарушать наши границы, если она говорит, что она сделала это по ошибке.

Конечно, решающим фактором станет Саудовская Аравия. С другой стороны, существует саудовская одержимость в отношении “сдерживания” Ирана и разрыва связей между Тегераном и Дамаском, но при этом Рияд не может больше финансово и политически поддерживать “имперское перенапряжение”. При этом трудно измерить, насколько сильно Обама чувствует, что архаичный саудовский режим перенапрягся. (См. отличный анализ здесь, в “Foreign Policy”).

Источник: http://perevodika.ru/articles/30081.html

You can comment this article, but links are not allowed.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика