Освободители и «освободители»

20120-images

В чём был прав министр Схетина.

Сенсационное «открытие» главы польского МИД Гжегожа Схетины о том, что концлагерь Освенцим (Аушвиц) освобождали украинцы, – так как на этом направлении действовал Первый украинский фронт, – получило неожиданное продолжение.
И подчинённые, и начальство ретивого министра сделали все возможное, чтобы замять скандальный казус: посольство Польши в Москве выпустило успокаивающее заявление, а премьер Эва Копач высказалась в том смысле, что Схетина не хотел преуменьшить вклад других народов в борьбу с нацизмом, «просто сократив свою мысль».
И все уже почти успокоились, согласившись, что министр несколько погорячился…
Чтобы окончательно сгладить ситуацию, Схетине оставалось лишь извиниться, сказать, что его неправильно поняли или, на худой конец, просто промолчать. Но он выбрал иной вариант, решив настаивать на своем (видимо, где-то глубоко это всё в нем сидело, да подходящего повода высказаться не было). Отвечая на очередной вопрос журналистов, министр пояснил, что ворота концлагеря выбил танк, которым командовал украинец Игорь Гаврилович Побирченко. Значит, по его логике, именно представители этого народа и освободили Освенцим. И извиняться Схетина не будет, ибо сказал правду, а если она кому-то не нравится, то это их проблемы.
Действительно, есть версия, что именно сержант Побирченко был первым, кто въехал на танке на территорию концлагеря. Однако принадлежит она… самому Игорю Гавриловичу, не так давно поведавшему об этом украинскому телевидению. Другими источниками или документами она не подтверждается.
Впрочем, даже если допустить, что всё было именно так, утверждение Схетины всё равно является очень слабым аргументом в пользу его «открытия» об «украинцах-освободителях Освенцима». Разве Побирченко один в этом танке сидел? Или экипаж состоял только из его земляков? И то, и другое маловероятно. Ведь даже в экипаже знаменитого киношного Т-34 «Рыжий», внесшего, согласно польским кинематографистам, едва не решающий вклад в победу над Гитлером, компанию трём полякам составляли грузинский механик-водитель и сибирский пёс Шарик. Но это так, к слову.
Версию Схетины не подтверждают и большинство справочников (включая всезнающую «Википедию»), которые называют первым, кто открыл ворота Освенцима, майора Анатолия Шапиро. Он тоже имел отношение к Украине, так как родился на Полтавщине, но был всё-таки евреем, да и похоронен на еврейском кладбище в Нью-Йорке. Кстати, помимо Побирченко и Шапиро, существуют и другие кандидаты. Например, двоюродный дедушка президента Обамы, который, с легкой руки своего внучатого племянника, стал одним из «освободителей Освенцима».
Впрочем, дискуссия о том, кто на самом деле раньше других вошел в нацистский концлагерь, изначально бессмысленна. Чтобы это понять, достаточно прочесть справку об Освенциме. «Фабрика смерти» занимала огромную территорию и состояла из трёх крупных комплексов – Аушвиц I, Аушвиц II и Аушвиц III, в которых было множество лагерей (соответственно, и ворот было немало). И в каждый из лагерей пришли советские солдаты. Ворота одного открыл Шапиро, другого – Побирченко, третьего – ещё кто-то. Спорить о том, кто из них был первым – так же бесполезно, как выяснять, кто первым установил Знамя Победы на куполе рейхстага. Как известно, каждая штурмовавшая его часть водрузила там свой штурмовой флаг, а тот, что принесли Егоров и Кантария, был вообще четвёртым по счету. Просто после немецкого артналета он был единственным уцелевшим. И то, что именно этот флаг считается Знаменем Победы, вовсе не умаляет подвига других бойцов, поднявшихся на крышу рейхстага.
Так же было и с Освенцимом. Важно совсем другое: и Побирченко, и Шапиро, и другие бойцы, вошедшие на территорию концлагеря, – русские, татары, белорусы, казахи, – ощущали себя в первую очередь советскими людьми, солдатами Красной Армии. И, наверное, последнее о чем они думали, глядя на открывшуюся перед ними ужасную картину, было то, из какого уголка огромной единой страны они родом.
Если же министр Схетина утверждает, что первым в ворота Освенцима въехал танк Игоря Побирченко, это его право, всё-таки он историк. Можно считать, что он раскопал некий неизвестный науке факт. Однако ситуацию это никак не меняет. Ведь танк-то всё равно был советским, а не украинским, и не грузинским.
Но на заявления польского министра можно взглянуть и с другой стороны.
На Западе, да и в Польше распространена точка зрения, согласно которой, СССР не освобождал Европу от нацистов, а оккупировал её. Именно это подразумевал единомышленник Схетины по взглядам на историю Второй мировой войны премьер «незалежной» Яценюк, когда говорил, что Советский Союз напал и на Украину, и на Германию. Ведь согласно его взглядам, «настоящая» Украина – это убийцы из ОУН-УПА, каратели Хатыни и Бабьего Яра, дивизия СС «Галичина», батальоны «Нахтигаль» и «Ролланд». Вот эта «настоящая» Украина Яценюка и Бандеры действительно была врагом, однако на неё Россия вместе с другой куда более многочисленной Украиной Побирченко и Шапиро не напала, а нанесла ответный удар и уничтожила. Как выяснилось позже, не до конца.
Если министр Схетина считает «настоящими украинцами» тех же, кого и Яценюк (а оснований сомневаться в этом нет никаких), то следует признать отчасти справедливым его первоначальное заявление об «освободителях Освенцима». Ведь именно такие «украинцы» были во множестве среди охранников и персонала этого и других нацистских концлагерей. В жестокости они намного превосходили своих немецких хозяев, которые доверили холуям грязную работу по избавлению «жизненного пространства» от лишнего человеческого материала. И в этом смысле «украинцы» действительно «освобождали» Освенцим; только не от нацистов, а от содержавшихся в нём узников.
Кстати, когда Схетина говорил о том, что на Первом украинском фронте были одни украинцы, он по-своему был тоже в чём-то прав. Только сторону перепутал: в Красной армии национальных частей не было, а вот в вермахте и СС они, – в том числе украинские, – были. На такое крупное объединение как фронт они, конечно, не тянули, да и не было у немцев фронтов, а вот на дивизию «украинцев» хватило. Называлась она «Галичина» и «прославилась» жестокими действиями против партизан во Франции и в Польше, а также тем, что утопила в крови Словацкое восстание.
Такая «оговорка по Фрейду» Схетины вполне понятна. Ведь Силезия, откуда он родом, после оккупации Польши не вошла в генерал-губернаторство, а была включена в состав рейха. Её жителей приравняли к природным немцам и, в отличие от поляков, призывали в вермахт. И шли они туда с радостью. По оценкам историков, в годы войны каждый четвертый силезец сражался за фюрера. Как знать, не было ли среди них дедушки или еще какого-нибудь родственника пана министра? И не рассказывал ли он в детстве маленькому Гжегожу про «доблестных украинских освободителей»? Судя по тому, что сейчас вещает подросший Схетина, такой вариант исключать нельзя.

Виктор Димиулин

Комментарии:

ПАЛЫЧ
Очень жаль, что некоторые вещи не доводятся до конца. Украинские нацисты ведь и при Советах не очень скрывали своё истинное лицо и отношение к москалям


Санчо Панса
Всё грамотно , кратко и ёмко! Подписываюсь под каждой строкой!

Источник:
You can comment this article, but links are not allowed.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика