Дмитрий Бокарев – Пандемия COVID-19 и глобальные планы КНР

A Chinese ship anchored in the port of Gwadar, Baluchsitan, in the southernmost tip of Pakistan, 04 October 2017. Although thus far only 3 to 4 ships visit the port each month, Gwadar is supposed to become the largest shipping port of South Asia by 2022 and one of the largest in the world in 30 years' time. The Pakistani military has stationed a brigade in the city to protect the port, since Gwadar is located in one of the most dangerous provinces in the country. Gwadar is a hub of the planned so-called "China-Pakistan Economic Corridor", or CPEC for short. Photo: Christine-Felice Röhrs/dpa (Photo by Christine-Felice Röhrs/picture alliance via Getty Images)

Нет такой сферы мировой политики или экономики, которой прямо или косвенно не коснулась пандемия COVID-19, начавшаяся в конце 2019 г. Затронула она и глобальный китайский транспортно-экономический проект «Один пояс – один путь» (ОПОП). Проект призван продлить, разветвить и объединить в единую систему основные транспортные маршруты Евразии и Африки, а если повезет, то и всей планеты, а также интегрировать экономики стран, которые эти маршруты соединяют, чтобы многократно усилить циркуляцию товаров (в первую очередь китайского происхождения) и поднять на новый уровень всю международную торговлю.

Работа идет уже давно. И если в одних странах, согласившихся участвовать в ОПОП, пока идет сооружение необходимой инфраструктуры – железных и автомобильных дорог, линий электропередач, портов, аэропортов и т.д. (обычно на китайские деньги, с помощью китайского оборудования и под руководством китайских специалистов), то в другие и через другие страны уже идет мощный поток грузоперевозок.

Разумеется, поскольку ОПОП в первую очередь связан с перемещением грузов и людей, а также с работой китайских граждан – рабочих, инженеров и др. за рубежом, закрытие границ и ограничения передвижения, вынужденно введенные по всему миру из-за пандемии, не могли не нанести по проекту серьезный удар.

Как известно, эпидемия COVID-19 впервые была объявлена в Китае, и именно для китайских граждан государства, желающие уберечь население от вируса, закрыли въезд прежде всего. В том числе для тех, от кого зависела успешная реализация на их территории проектов, связанных с ОПОП. Даже те граждане КНР, которые уже давно трудились на различных зарубежных объектах, но временно отлучились на родину, не смогли вернуться к местам работы. К концу марта 2020 г. временные ограничения на въезд китайских граждан ввели более 130 государств. Дополнительной неудачей для проектов ОПОП можно назвать тот факт, что развитие пандемии и закрытие границ для выходцев из КНР происходили в первые месяцы года, на которые приходится празднование китайского Нового года. Обязательной частью 15-дневного празднества является «ужин воссоединения», на который китайцы собираются всей семьей и ради которого множество граждан КНР, работавших за границей, отправились домой. Вернуться они уже не смогли.

В результате был «поставлен на паузу» целый ряд проектов. Прекратилась работа над Китайско-пакистанским экономическим коридором и над специальной экономической зоной в Камбодже. Приостановлено сооружение железных дорог в Нигерии и Индонезии, отложен ввод в эксплуатацию крупнейшего железнодорожного моста стоимостью более $1 млрд в Бангладеш. Также остановлено строительство различных объектов в Малайзии, Мьянме, Казахстане, Таджикистане и др.

Когда инфекция COVID-19 распространилась по всему миру, Китай и сам принял меры, чтобы защитить своих граждан, работающих за рубежом, и многих из них вернул на родину. Так, множество китайцев были вывезены из Ирана, поэтому китайско-иранские проекты были приостановлены тоже.

Каждый день простоя оборачивается убытками, в первую очередь для финансировавших проекты китайских компаний. Более того, чем дольше затянется эпидемиологический кризис, тем больше шансов, что какие-то проекты будут отменены, а какие-то строящиеся объекты – брошены незавершенными.

Китай делает, что может, чтобы сохранить свои зарубежные проекты. Так, принадлежащий государству и финансирующий крупные государственные инфраструктурные проекты Китайский банк развития намерен предоставить компаниям, участвующим в ОПОП, низкопроцентные займы. Однако КНР и сама сейчас находится в сложной экономической ситуации и вряд ли сможет помочь всем компаниям. Есть мнение, что кризис переживут не все проекты, а те из них, которые после реализации быстро начнут приносить прибыль китайской экономике. В основном это проекты, проспонсированные китайским частным сектором. Кроме них еще остается ряд проектов, которые с экономической точки зрения прибыльными не являются и нужны Китаю по стратегическим соображениям, чтобы нарастить свое присутствие и влияние в том или ином государстве. Такие проекты, часто в убыток себе, спонсирует государство, и их будущее, учитывая ожидающийся в КНР и по всему миру экономический кризис, находится под вопросом.

Происходящее с определенной долей энтузиазма воспринимается противниками КНР, как на Востоке, так и на Западе. Некоторые региональные государства, например Индия и Япония, считали проект ОПОП «китайским планом по безоружному подчинению участвующих в нем государств и установлению контроля над всем Индо-Тихоокеанским регионом (ИТР)». Эти опасения поддерживали США, для которых ИТР сейчас является главной ареной геополитического противостояния с Китаем. Пандемия заметно снизила активность Китая, и теперь некоторые эксперты заявляют, что COVID-19, ни много ни мало разрушил планы КНР стать главной мировой державой.

Сам Китай отрицает наличие у себя таких планов, однако, действительно, его влияние в ИТР и в мире несколько ослабло. Возможно, это может привести к определенным изменениям во внешней политике КНР.

Тем не менее даже западные эксперты считают, что пандемия не поставит крест на ОПОП, а только его затормозит, и после окончания пандемии работа над проектом постепенно восстановится. Однако, возможно, ОПОП на какое-то время «очистится» от политического компонента и сохранит в первую очередь экономические функции – импорт в КНР необходимых ей энергоносителей и продовольствия, экспорт ее промышленной продукции. Соответственно, может измениться его структура и география: из всех многочисленных проектов, входящих в ОПОП, должны остаться в первую очередь те, которые помогут решать Китаю свои текущие экономические задачи, а те, которые связаны с далеко идущими политическими планами, будут заморожены или отменены. Возможно, это даже пойдет на пользу самому Китаю, поскольку снизит беспокойство противников ОПОП и немного разрядит обстановку в Индо-Тихоокеанском регионе, которая к моменту начала пандемии уже была довольно напряженной. Возможно, КНР и ее конкуренты смогут использовать сложившуюся ситуацию для перезапуска отношений и направят их в более выгодное для всех русло.

Дмитрий Бокарев, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

Источник: https://ru.journal-neo.org/2020/04/17/pandemiya-covid-19-i-global-ny-e-plany-knr/

You can comment this article, but links are not allowed.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика