В. Антушевич — Цена перемен. Гражданская война и «Исламистское государство» в Сирии

120719001_flag_of_Syrian_Arab_Republic

Пятый год Сирия находится в состоянии вооруженного конфликта. И какие же результаты? Война на Ближнем Востоке, миллионы беженцев, проблемы Европы, которые из-за беженцев растут день ото дня. И всё это ложится не только на правительство Сирии, в этом приходится участвовать всему мировому сообществу.

Анализируя историю войн, нельзя не заметить, что чем вроде бы цивилизованней становится общество, тем больше от последствий совершаемых военных действий приходится страдать гражданскому  населению. Казалось, что пик данной ситуации – это XX век, но события последних лет, начиная с проблем на Ближнем Востоке и заканчивая конфликтом на Украине – в самом центре «сытой» и  благополучной Европы, показывает, что данное положение приобретает поистине  ужасающую тенденцию.

Анализ показывает, что во время I-й мировой войны около 95% от потерь составили военнослужащие и только 5% — это мирное население, гражданские лица. Уже в середине ХХ века, в  период II-й мировой войны складывается совершенно иная картина: 75% человеческих потерь представлены гражданскими лицами и лишь 25% — военнослужащие. Цифры становятся всё более страшными всего за 30-35 лет.[1]

Начало XXI века показывает нам ещё более страшную статистику — некоторые современные вооруженные конфликты приводят к тому, что из погибших гражданские лица составляют около 90%.  Можно с уверенностью говорить о том, что если возникнет ситуация, которая приведет в III-ей  мировой войне, в любом случае завершится которая только именно ядерной катастрофой, 100% потерь будет представлено  гражданским населением. Приведенные цифры показывают, что человечество давно уже должно решить вопрос о необходимости защищать гражданское население от последствий, которые несет любая война.

Вооруженные конфликты в последние годы становятся реальностью нашей обычной жизни. Конечно, замечательно, что в мире не развязана третья мировая война, но локальные вооруженные конфликты также создают напряженность и нестабильность цивилизованным обществам.

Конечно, в такой ситуации значительная роль отводится проблеме по предотвращению, ограничению и урегулированию кон­фликтов.Рост числа так называемых «горячих» точек в мире давно уже поставил перед всем мировым сообществом необходимость выбора способов урегулирования военных конфликтов.   

В конце ХХ века был выработан ни один подход к тому, как необходимо предотвращать и мирно урегулировать международные конфликты.Мировое сообщество приходит к мысли о необходимости выявления и разрешения конфликтов на возможно более ранней стадии, так как крайне важным является начало урегулирования до того момента, как стороны окажутся втянутыми и участвующими в вооруженной борьбе.  

Женевской конвенцией (1949 года) вместе с применяемым термином «война» применяются такие выражения как «международный вооруженный конфликт» (статья 2) и «немеждународный вооруженный конфликт» (статья 3).Любая война в первую очередь вооруженный конфликт,  организованная борьба при помощи оружия, которая идет между  суверенными независимыми государствами.[2]

Война имеет ряд признаков, которые не присущи вооруженным конфликтам:

1) Война ведёт к качественным изменениям в состоянии общества. Множество государственных институтов начинают исполнять специфические функции, которые порождены войной. Для того, чтобы обеспечить победу над врагом перестраивается почти полностью вся жизнь государства и общества, всю экономику страны, концентрируют все духовные и материальные силы общества, усиливают централизацию власти.

Во время  вооруженного конфликта по большей части  преследуют более ограниченные, скорее всего политические цели, которые более ограничены и не требуют необходимой кардинальной перестройки полностью государственного механизма и перехода экономики на  рельсы войны, общество целиком не переходит в особенное состояние, именуемое состоянием войны.

2) После того, как происходит объявление войны, сразу же  вступают в действие нормы Международного права во всём полном объеме, несмотря на то, что во время вооруженного конфликта это не всегда происходит.

На основании юридической понятия, войне (характеризуя её классическое понимание) присущи следующие основные признаки:

— первый признак – это формальный акт объявления войны;

— второй признак связан с разрывом дипломатических отношений, которые ранее существовали между воюющими в настоящий момент государствами;

— трети признак основан на аннулировании двусторонних договоров, в первую очередь политических.[3]

Современным международным правом запрещается государствам обратиться к войне для того, чтобы урегулировать споры, агрессивные войны запрещены международным правом, ведь подготовка к войне, развязывание войны и её ведение является международным преступлением.

При этом, факт об объявлении войны рассматривают в качестве  агрессии. Развязывание войны должно повлечь за собой наступление  международно-правовой ответственности. После того, как была окончена Вторая мировая война возникали десятки локальных вооруженных конфликтов, но, по большей степени, они не были  объявлены. И даже больше, часть отдельных вооруженных конфликтов имеют место с сохранением дипломатических отношений. Это и привело необходимости появления нового понятия, именуемого «вооруженным конфликтом».

Таким образом, термин «война» употребляют в тех случаях, когда говорят о вооруженных столкновениях между суверенными, независимыми странами, в остальных случаях могут применять понятие «вооруженный конфликт».

Вооруженный конфликт немеждународного характера – это  вооруженное противостояние, которое имеет место в границах  территории одного государства, с одной стороны между правительством, с другой стороны, организованными повстанческими группами, которые вооружены. Лица, которые входят в состав данных групп, сражаются для того, чтобы захватить власть, достигнуть большей  автономии в пределах государства, либо отделиться и создать  собственное государство.

В международном гуманитарном праве содержится совокупность норм, которые призваны обеспечить лицам, оказавшимся во власти противоборствующей стороны, качество жизни и возможность уважения личного достоинства, при этом, в рамках реального положения, то есть,  учитывая военную необходимость[4].

Сейчас основные источники международного права представлены  четырьмя Женевскими конвенциями «О защите жертв войны», принятыми 12.08.1949 г.:

— Конвенцией «Об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях» (представлены в I Женевской конвенции);

— Конвенцией «Об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море» (представлены в II Женевской конвенцией);

— Конвенцией «Об обращении с военнопленными» (представлены в III Женевской конвенцией);

— Конвенцией «О защите гражданского населения во время войны» (представлены в IV Женевской конвенции);

— 2-а Дополнительных протокола к Конвенциям от 08.06.1977 г.: Протокол I, который касается защиты жертв международных вооруженных конфликтов; Протокол II, который касается защиты жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера и др.[5]

Таким образом, необходимо заключить, что особенность норм в международном гуманитарном праве, которые применяются в условиях внутреннего вооруженного конфликта, является то, что данными  нормами не определяются законность или незаконность данного  вооруженного конфликта по отношению к участникам конфликта, а имеют только дело с самими событиями вооруженного столкновения, в независимости от причины его возникновения, статуса его участников и возможность его оправдать.

История показывает нам, что потребовалась несколько сотен и даже тысяча лет, до момента как сформировался механизм, ограждающий гражданское население от любых жестокостей войны.

Понятно, что в средние века неприятеля воспринимали в качестве существа бесправного, по отношению к которым допускались любые действия. При этом гражданское население совсем не было ограждено от насилия. Победитель в случае победы мог помиловать мирное население, того государства, которое он завоевал, но делалось им это на основании его личных нравственных качеств или политических соображений, в  независимости от требования норм права.[6]

Среди ученых средневекового периода главенствующими считались два основных положения:

— все подданные государств, воюющих между собой, считались  неприятелями;

— побежденная сторона подчинялась произволу победителя.

Вопросы, которые связаны с защитой и неприкосновенностью гражданского (мирного) населения своё самое первое закрепление в законодательстве нашли только в 1907 году в Гаагской конвенции «О законах и обычаях сухопутной войны».

В настоящее время, кроме данной конвенции, вопросы защиты мирного населения отражаются в Женевской конвенции «О защите гражданского населения во время войны», которая принята 12.08.1949г. и имеет помимо этого дополнительные протоколы.

Выходит, что более 40-лет Гаагская конвенция оставалась   единственным источником норм права в мире, с помощью которой  регулировались вопросы по защите гражданского населения.

Она содержала целый комплекс важнейших положений,  разграничивающих во время ведения военных действий мирное население и армию, таким образом, установив иммунитет населению от военных действий и определив правовой режим на время осуществления военной оккупации.

Выходит так, что во время двух мировых войн население  рассчитывало на защиту лишь на основании данного документа, и уже ближе к концу II-й мировой войны стало очевидно, что необходимо принимать дополнительные меры защиты. Это стало очень заметно на фоне совершенных зверств Германии, которые ими были осуществлены  по отношению к гражданскому населению всей Европы и Советского Союза.

Данные обстоятельства обусловили необходимость в разработке новых, более совершенных норм, направленных на защиту мирного населения от последствий, которые принесет вооруженный конфликт. Согласно данной причины, IV Конвенцией регулируются только  исключительно вопросы, которые связаны с  защитой мирного  населения в период войны.[7]

Тем не менее, в 1949 г. приняли 4-е Женевские конвенции, а вооруженные конфликты как были, так и продолжаются во всем мире. По истечении  времени методы и средства ведения войны стали более совершенными. В современном мире, всё чаще возникают конфликты, при которых регулярной государственной армии противостоят отряды оппозиционеров, в то время, как мирных жителей подвергают террору, их запугивают, для того, чтобы достигнуть разнообразные политические цели.

Такие боевые действия всегда сопровождались значительными и очень крупными потерями не только среди военных, но и среди гражданского населения. Примером этого, выступает ситуация на  Украине, где сейчас мирные жители подвержены массированной атаке, которую ведет против них регулярная армия.

Начало XXI века показывает нам ещё более страшную статистику — некоторые современные вооруженные конфликты приводят к тому, что из погибших гражданские лица составляют около 90%.  Можно с уверенностью говорить о том, что если возникнет ситуация, которая приведет в III-ей  мировой войне, в любом случае завершится которая только именно ядерной катастрофой, 100% потерь будет представлено  гражданским населением. Приведенные цифры показывают, что человечество давно уже должно решить вопрос о необходимости защищать гражданское население от последствий, которые несет любая война.

Вооруженные конфликты в последние годы становятся реальностью нашей обычной жизни. Конечно, замечательно, что в мире не развязана третья мировая война, но локальные вооруженные конфликты также создают напряженность и нестабильность цивилизованным обществам.  Конечно, в такой ситуации значительная роль отводится проблеме по предотвращению, ограничению и урегулированию кон­фликтов.Рост числа так называемых «горячих» точек в мире давно уже поставил перед всем мировым сообществом необходимость выбора способов урегулирования военных конфликтов.   

И если ситуация, которую США развязали на Ближнем Востоке, проводя «Арабскую весну» в ближайшее время не будет урегулирована, люди будут продолжать гибнуть, лишаться крова, жить на чужбине, а это уже вызовет ещё большие проблемы – ведь Европа столкнулась с проблемой соединения двух культур – мусульманской и христианской. А к чему это ведет – это видно по последним событиям во Франции и Германии.

Вообще-то проблемы бывшего президента государства, которого часто включали в «ось зла» вместе с Ираком и Северной Кореей, не имели никакого отношения к Башару Асада. Башар не хотел становиться президентом и не должен был им стать. Отец Башара, Хафез Асад, который правил Сирией с 1970 года, планировал передать кресло президента собственному старшему сыну. Басиль Асад очень сильно, практически во всём походил на собственного отца. В конце 80-х, начале 90-х он являлся кумиром молодежи Сирии. О нём упоминали в прессе, его преподносили как храброго военного, любимца женщин и харизматичного партийного лидера.

Башар к власти не стремился и по этой причине никогда не завидовал своему старшему брату, у него не было стремления  состязаться со страшим братом. Пожалуй, из всех четырёх братьев,  Башар был самым скромным. Старший, Басиль, более всех походил на их отца, являясь решительным и амбициозным; младшие, Махер и Маджид, обладали тяжелым характером, всегда замешанные в какие-нибудь скандалы.

Застенчивый, обладающий тихим голосом и совсем мягкими манерами, Башар более походил на свою маму Анис, которая была  скромной женщиной, не любившей показываться на публике и посвятившей всю свою личную жизнь тому, чтобы воспитывать детей.

Как большинство отпрысков сирийской элиты, Б. Асад заканчивает в Дамаске арабо-французский лицей. Башара не интересовала военная карьера, он всегда хотел быть медиком. О медицине в молодости мечтал и его отец, но у Хафеза отсутствовали деньги на получение столь престижного образования, ими пришлось стать военным. Башар не сталкивался с такой проблемой, поэтому в 1982 году по окончании лицея, он поступает на медицинский факультет в Дамасском университете. В 1988 г. Башар заканчивает университет, он получил красный диплом по специальности «врач-офтальмолог».

После избрания Башара Асада президентом, многие, в том числе и  на Западе, ждали от него изменений как внутренней, так и внешней  политики. Запад ожидал, что авторитарный режим правителя Хафеза Асада, чьими портретами были украшены главные улицы во всех городах Сирии и все кабинеты чиновников независимого от ранга, сменится на более демократический, что связывали с приходом политика нового типа, имеющего европейское образование, ориентированного на западные ценности, и он сможет провести в Сирии демократические реформы, при этом помогая Западу в решении  проблем Ближнего Востока.

Б. Асад всегда пользовался репутацией довольно-таки сдержанного человека, который равнодушен к роскоши и чурающийся излишней помпезности. Своему близкому окружению Башар всегда открыт, характеризуют его как интел­лектуала, у которого аналитический скла­д ума. Асад имеет  высокую самоорганизацию и железную дисципли­ну. Близко знающие Асада люди отмечают, что всегда занят самообразованием. Свободно он владеет несколькими языками, такими как английский и французский. Башар увлечен чтением научных книг и  работ по политологии и политэкономии.

Интересным является тот факт, что именно партия Баас, дала миру, как и пресловутая «гоголевская шинель», всех знаковых  ближневосточных диктаторов второй половины ХХ-го века – Саддама Хусейна, Муамара Каддафи, Ясира Арафата и Гамаля Абдель Насера, вошедшего в историю в качестве создателя Объединенной Арабской Республики (ОАР) – того государства, которое попытается реализовать доктрину арабского единства в практическом исполнении.

[1] Международное право. Учебник для вузов. / Отв. ред. Г. В. Игнатенко, О. И. Тиунов. М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА • М, 2012. — 584 с.

[2] Международное право. Учебник для вузов. / Отв. ред. Г. В. Игнатенко, О. И. Тиунов. М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА • М, 2012. — 584 с.

[3] Хужокова И. М. Международное право: Учебное пособие для вузов. 4-е изд., испр. М., 2009.

[4] Международное право. Учебник для вузов. / Отв. ред. Г. В. Игнатенко, О. И. Тиунов. М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА • М, 2012. — 584 с.

[5] Хужокова И. М. Международное право: Учебное пособие для вузов. 4-е изд., испр. М., 2009.

[6] Сёмкина Ю.Н. Международное посредничество в урегулировании конфликта // Вестник Российского университета дружбы народов. — 2011. — № 4. — С.71-81.

[7] Сёмкина Ю.Н. Международное посредничество в урегулировании конфликта // Вестник Российского университета дружбы народов. — 2011. — № 4. — С.71-81.

Источник: ЦИМО АТР

You can comment this article, but links are not allowed.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика