А.Г. Пятков — Особенности и парадоксы современного этапа российского избирательного процесса

Pyatkov

А.Г.Пятков, доцент кафедры государственного и муниципального строительства Дальневосточного института-филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, к.и.н., доцент.

 

 

 

 

Мы переживаем последний электоральный цикл, когда парламентские выборы непосредственно перетекают в президентские. Безусловно,  это очень затратно для страны, но достаточно перспективно для исследователя. Своеобразным атрибутом политического процесса стали массовые выступления российских граждан во главе с представителями так называемой «несистемной» да и системной оппозиции, недовольных результатами думских выборов,  а также многочисленными нарушениями в ходе их организации и проведения. Понятно, что возбуждение прокуратурой чуть более трех десятков дел, хотя и является определенной реакцией власти на события, географически ассоциирующиеся с Болотной площадью и проспектом Сахарова, мягко говоря,  не соответствует количеству коррупционных преступлений должностных лиц – акторов избирательной кампании. Общеизвестными стали случаи  вброса  бюллетеней в урны, «отсечения» независимых и альтернативных партийных наблюдателей от процесса контроля подсчета голосов, осуществления административного пресса со стороны руководителей государственных и муниципальных органов на подчиненных через систему открепительных талонов, «выдавливания» высокопоставленными единороссами из списков ОНФ представителей общественных организаций в регионах.  Пост фактум замеченные нарушения были, хотя и не в полной мере, зафиксированы на специальном заседании Государственной думы 27 января 2012г., где прозвучали краткие отчеты председателя ЦИК,  министра внутренних дел, Генерального прокурора РФ.

Состоявшаяся уже через несколько дней после массового митинга на Болотной площади в Москве акция «За честные выборы» собрала от 30 (по официальным данным МВД) до 100 (данные организаторов и наблюдателей) тысяч человек. В этот же день в столице митинговали сторонники КПРФ, ЛДПР, участники движения «Суть времени» С.Кургиняна. В Санкт-Петербурге акция была поддержана полутора миллионным выступлением граждан, в Новосибирске собралось от 800 до 1500 человек. Состоялись протестные мероприятия в Омске, Барнауле, Хабаровске.

Массовые выступления граждан, недовольных явными либо мнимыми фальсификациями на выборах, бурная политизация населения – все это оказалось во многом неожиданным не только для власти, но и для большой части представителей экспертного сообщества. Отсюда и столь мощный разброс мнений в отношении различных аспектов современного этапа нашего политического развития.  Вслед за лидерами депутатских фракций в парламенте, имеющих по-прежнему совокупное меньшинство, легитимность состоявшихся думских (а заодно и будущих президентских) выборов подвергают сомнению и некоторые аналитики. В отдельных публикациях предполагаемый бонус в пользу победившей «Единой России» за счет использования в ходе выборов коррупционных схем достигает 10%! Доказательная база данных расчетов как правило отсутствует напрочь,  и потому с точки зрения объективного научного анализа эти выводы не являются правдоподобными.

Впрочем, богатую пищу для отнюдь  не научных дискуссий дают, к сожалению,  и характерные высказывания первых лиц государства  о том, что в сравнении с предыдущими электоральными циклами нынешний отличается просто первозданной чистотой и прозрачностью. Действующая в настоящее время в России избирательная модель создавалась на протяжении двух десятилетий, причем при активном участии всех бывших и нынешних думских фракций и других политических субъектов. Эта модель, как и в целом модифицированная модель российской демократии, в большой степени несовершенна и обладает  коррупциогенными  элементами. Но совершенствовать ее можно и должно не посредством митинговых акций или «оранжевых» революций, что пытаются инициировать господа Навальный, Лимонов, Удальцов и иже с ними, а посредством кропотливой законотворческой деятельности народных избранников на  всех уровнях публичной власти.

Излишне политизированная конфронтационность позиций среди аналитиков безусловно определена развернувшейся борьбой за президентское кресло.  Но даже в контексте этого противостояния слабо аргументированными представляются попытки со стороны политологов-приверженцев альтернативной политической стратегии представить массовые выступления «вслед и встречь» выборов исключительно антипутинскими. Несмотря на то, что эти события продемонстрировали  явный мобилизационный потенциал оппозиции, одновременно отмечены во многом знаковые процессы. В частности, наблюдавшееся в последние месяцы падение рейтинга В.Путина неожиданно для многих прекратилось и даже стало расти.

Очевидной представляется ошибочность однозначной характеристики социального состава и идеологии участников протестных акций, прозвучавшей в отдельных публикациях. Зачастую их представляют исключительно как сторонников проигравших партий или паче того —   деполитизированных люмпенов, игнорирующих установленные выборные процедуры и предпочитающих стихийные формы «цветных» выступлений. Вызывает неприятие и позиция некоторых экспертов, впадающих в эйфорию по поводу наконец-то сформировавшегося полноценного гражданского общества в России. Свидетельством чему якобы —  события на Болотной площади  и проспекте Сахарова.

Необходимо напомнить о том, что гражданское общество априори – есть система негосударственного социального самоуправления организованных групп населения, имеющих эффективные механизмы влияния на процесс реализации государственной политики и формирования органов государственной власти, в том числе и в первую очередь  такой действенный механизм как справедливые и честные выборы в институты власти. Одним из важнейших условий возникновения и развития гражданского общества является, как известно, наличие среднего класса – массового ядра социальной структуры. Его в нашей стране как не было, так и нет, поскольку нет массового слоя социально значимых собственников. Уровень денежных доходов в данном случае — это явно непродуктивный показатель. А коль нет среднего класса как социального ядра, то отсутствует и полноценное гражданское общество с его эффективными структурами влияния на власть и возможностью  формирования конкурентной среды для продвижения компетентных политиков и управленцев. Отсюда и неверие в демократическое законодательство,  в избирательную систему, в справедливые итоги выборов, в желание и способность власти пресечь коррупцию в ходе выборов. Отсюда и массовые митинговые выплески.

Голосование российских избирателей  в целом традиционно ориентировано на личности конкретных политических лидеров, а не на социально-экономические программы партий.  Граждане, как и прежде, выбирают не политический курс, не стратегию развития страны, а конкретное политическое лицо. Это опять-таки в полной мере характеризует уровень политической культуры,  а следовательно и развитость гражданского общества в стране, граждан которой многие вслед за «государем всея Руси от кинематографии» норовят превратить в подданных.

Традиционно большая часть российского общества и большая часть политического класса вопреки демократическим институтам и механизмам предпочитает централизм и администрирование. В рамках такой традиции возможности политического выбора представляются малозначимыми и оказываются  зачастую невостребованными.  А это ориентирует общество на одного лидера, на одну политическую партию. За прошедшие два десятилетия это традиция  значительно ослаблена, но она продолжает быть доминирующей. Политические партии зависимы от властной элиты и не выступают в качестве  эффективных элементов гражданского общества, способных встать на  защиту социальных интересов. Политический процесс носит личностный характер.

В этой связи опять-таки недопустимой представляется антипутинская риторика ряда экспертов в отношении трансформации российской политической системы. Можно с полным основанием обвинять в недостатке элементарной логики тех аналитиков, которые  с большой долей сарказма ранее высказывались  по поводу распределения ролей внутри «властвующего тандема». Сейчас многие из них предпринимают попытки дистанцировать политику действующего Президента РФ по демократизации политической системы и усилению народного представительства, дальнейшего развития институтов гражданского общества, модернизации политической системы в нашей стране  от политических пристрастий кандидата в президенты Путина.

Согласно социологическим опросам, проводимых в декабре- январе Левада-Центром, сегодня роль В.Путина как национального лидера признают более 50%,  против 36% тех, кто этот статус отвергает. В этом смысле реализованная инициатива Путина по созданию Объединенного народного фронта может расцениваться не только как удачная избирательная технология, обеспечившая «Единой России» очевидную победу и большинство в парламенте. Это скорее попытка дистанцироваться от партии власти в пользу усиления своего статуса общенационального лидера и популяризации собственной оригинальной стратегии национального развития, основные положения которой и стали содержанием серии статей премьера и кандидата в президенты России.

Возвращаясь к вопросу о легитимности прошедших думских (и будущих президентских) выборов, необходимо отметить очевидную закономерность их результатов вне зависимости от возможной корреляции вследствие официальных разбирательств по допущенным в ходе выборов нарушениям. Повторюсь, закономерность и легитимность.  Полагаю, итоги столь бурного обсуждения прошедших думских выборов на заседании нижней палаты парламента 27 января тому свидетельство.

You can comment this article, but links are not allowed.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика