Самохин А.В. – Русско-Американская стратегическая сдержанность в эпоху уязвимости или что хотят США от России

Вопросы российско-американских отношений наиболее волнующие аудиторию достаточно широко представлены на нашем сайте. В феврале этого года там появилась статья Д. Гомперта М. Кофмана: «Расширяя взгляды. Русско-Американская стратегическая сдержанность в эпоху уязвимости».

Дэвид Гомперт и его соавтор Майкл Кофман  являются  научными сотрудниками Центра Стратегических Исследований (ЦСИ), Института национальных стратегических исследований в Национальном Университете Обороны. Оригинал данной статьи был опубликован Институтом Стратегических Исследований (Institute for National Strategic Studies (INSS)) Национального Университета Обороны США (The National Defense University (NDU)).

Статья касается вопросов общемировой безопасности в космосе, киберпространстве и ядерной сфере. Однако как представляется, отнюдь не только вопросы безопасности волнуют авторов статьи. Главная задача заключается в том, чтобы убедить, прежде всего, российскую аудиторию в том, что угроза безопасности нашей страны исходит не от США и что только с американской помощью, т.е. согласованностью с ними своих действий она (Россия) может избежать реальных угроз.

Идея согласованности действий видится авторами через т.н. стратегическую сдержанность двух государств – России и США. Интересы России и США в политике взаимной стратегической сдержанности заключаются в том, что бы запретить инициирование использования ядреного и противоспутникового оружия, и посягательств на ключевые компьютерные сети не только друг друга, но и союзных государств. Смысл запрета инициирования использования подобных угроз крайне прост: чем меньше опасность использования, тем меньше опасность стратегического конфликта.

В чем видятся авторам ключевые интересы Соединенных Штатов  в случае достижения соглашение о стратегической сдержанности с Россией:

Во-первых, в дальнейшем снижение роли ядерного оружия в войнах и международной политике и создание условий для более полного сокращения ядерного вооружения.

Во-вторых, в уменьшении опасности для США и стран  НАТО хакерских и ядерных атак со стороны России.

В-третьих, в увеличении российских усилий, в соответствии с усилиями США, по борьбе с распространением ядерного оружия, начиная с Ирана и Северной Кореи.

В-четвертых, в препятствовании интересам России в развитии противоспутникового вооружения.

При этом авторы статьи не скрывают, что главный выигрыш США будет заключаться в том, что соглашение о стратегической сдержанности создаст такие условия для развития США и России, что они будут служить, прежде всего, внешнеполитическим целям США.

Кроме того Д. Гомперт и М. Кофман указывают на озабоченность американского истеблишмента ростом влияния Китая в Восточной Азии, что требует, по их мнению решения по охране интересов России, не вызывающего русско-китайского антагонизма. При этом их искренне удивляет тот факт, что НАТО и США, а не Китай, выступает как потенциальная угроза в заявлениях российских официальных лиц.

Однако само предложение именно американцами идеи стратегической сдержанности говорит об обратном.

Действительно в современных условиях только наличие  ядерного оружия у России представляет собой настоящую головную боль для администрации США. Зарубежные военные обозреватели насмешливо пишут, что нервозность Кремля вполне можно понять, ведь предмет его гордости – «способность взорвать планету ко всем чертям» – это то- единственное, что позволяет России все еще числиться сверхдержавой[1].

Отсюда основной сутью идеи стратегической сдержанности  должно стать российско-американское соглашение о том, что ни одно государство не будет выступать инициатором ядерного конфликта против другого государства или его союзников. Если раньше США и предусматривали возможность использовать ядреное оружие, при недостаточности прочих оборонительных средств, против советской агрессии, то на данный момент США в этом не нуждается. Если Россия воспользуется какими-либо другими средствами массового поражения, такими как биологическое оружие, против военных сил США или их союзников, то Соединённые Штаты будут иметь весьма веские основания для объявления недействительным соглашение об отказе инициирования ядерной атаки первыми.

Хочется отметить, что современная военная слабость обычных средств ведения войн сделала нашу страну более заинтересованной, а США менее заинтересованными, в оставлении за собой возможности использования ядерного вооружения.

Можно с большой долей уверенности сказать, что объявленная                    В. Путиным военная реформа и программа ГПВ-2020 ни какого серьезного усиления Российских ВС этой программой не предполагается. Согласно этой программе на всю страну от Балтики до Тихого Океана останется 10 дивизий советского штата (36 мотострелковых и 3 танковые бригады т.н. нового облика), и приблизительно 61 специальная бригада, т.е. те, которые поддерживают и обеспечивают непосредственно ведущих боевые действия.

Чтобы было понятно, приведу пример.  Только одна бригада будет прикрывать территорию от Улан-Удэ до Белогорска – а это около трех тысяч километров государственной границы. Для сравнения: Великую Отечественную войну Красная Армия встретила, имея в своем составе 303 дивизии. Кроме того согласно новых штатов мотострелковая бригада – основное соединение российской армии по своим боевым возможностям и количеству боевых подразделений ничем не отличаются от расформированных полков, те же три мотострелковых и танковый батальон, артиллерийский и зенитный дивизионы. Таким образом, Российская армия фактически будет иметь в результате реформы 39  (из них только три танковых) полков времен Советского Союза.

Теперь о ВВС, в которых будет «создано 7 крупных авиационных баз с мощной инфраструктурой». Давайте разберемся и здесь. Авиационная база «нового облика ВВС» это две – три авиационных эскадрильи т.е. тот же авиаполк Советской Армии. Неужели для нашей огромной России этого достаточно?

Еще хуже обстоит дело в ПВО. В противовоздушной обороне страны имеются огромные «дыры», самая большая из них между Хабаровском и Иркутском – 3400 км. Не прикрыты важнейшие экономические центры страны: Пермь, Ижевск, Владимир, Нижний Новгород, Омск, Челябинск, Тула, Ульяновск. Не прикрыты от ударов с воздуха даже некоторые дивизии РВСН.

Теперь о флоте. Корабельный состав флота сократился более чем в четыре раза. Только за последние годы он уменьшился на 60 процентов. Только один яркий пример того, «что уже сделано». И так наш единственный авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов». По штату на нем должны находиться два авиационных и вертолетный полк – всего 72 летательных аппарата. На момент недавнего похода в Атлантику и Средиземное море в составе отряда кораблей на его борту находилось только 8 (!) самолетов. Для сравнения: на каждом из 12 американских авианосцев находится от 80 до 110 самолетов.

Считается, что у нас миллионная армия. Но по штату в армии 150 тыс офицеров и 184 тыс контрактников. Итого 334 тыс, значит, остальные 666 тыс человек — это военнослужащие срочной службы. Но их столько просто не призвали. Минобороны РФ собирается весной 2012 г. призвать в армию всего 155 570 молодых людей. К тому же призывники служат не только в армии и на флоте, из всего числа призванных до 30% проходят службу во внутренних войсках, пограничных, частях МЧС, в президентском полку, наконец. Значит, в армии и на флоте существует огромный некомплект, и он будет только расти. И еще, более 200 тыс граждан уклоняются от военной службы. В этих условиях, ни о каком качественном укомплектовании подразделений и речи быть не может[2].

Все это не является секретом для руководства США. Вот как оценивают состояние Российской армии военные аналитики НАТО: «В результате проведенных реформ Вооруженные Силы России не способны более успешно решать задачи даже в локальных конфликтах, российская армия не имеет достаточного количества транспортных средств для переброски войск на большие расстояния, не имеет достаточного количества самолетов и пилотов, умеющих летать при любой погоде, нет единой информационной системы. В армии не хватает солдат…»[3]

Теперь о военно-промышленном и ядерном комплексе России.

Все мы являемся свидетелями того, что государственный заказ, озвученный в цифрах президентом Д. Медведевым в своем послании на          2011 г., был сорван, и наше Министерство Обороны до октября 2011 г. не заключило ни одного контракта с предприятиями ОПК. Оборонно-промышленный комплекс страны находится в тяжелейшем состоянии. Хроническое недофинансирование или, как в прошлом году, почти полное его отсутствие, привели к тому, что военно-промышленный комплекс страны деградирует и стремительно теряет способность производить новые современные образцы вооружения и военной техники.

В то же время Минобороны рапортует о новых успехах в ракетной отрасли. Во-первых, первый ракетный полк полностью перевооружен новейшим подвижным грунтовым ракетным комплексом «Ярс». Во-вторых, российские специалисты разработали стратегическую ракету морского базирования «Лайнер», которая в два раза мощнее многострадальной «Булавы».

Но пока Минобороны рапортует о новых успехах, на самих заводах, где производят вооружение, военное ведомство обвиняет в срыве заказа. Там утверждают, что в ноябре-декабре могли бы уже приступать к программе этого года, но до сих пор стоят из-за того, что контракты с Минобороны не заключены. Причем за это время простоя теряются ценные кадры: так с октября 2011 г.  с завода «Авангард» (производит ракеты для комплекса С-300 и С-400) уволились уже 90 человек.

Ракеты, которые Кремль собирается противопоставить евроПРО, оказались фикцией.  Выяснилось, что единственная нормально отработанная ракета – ближняя ракета С-400 дальностью 150 км. Ракета средней дальности до 250 км уже не всегда летает на то расстояние, которое нужно, но ее серийное производство уже идет. При этом нет нужной аппаратуры – на новой элементной базе толком еще ничего не сделано. Те подготовленные к пуску  две ракеты С-500, отработали неудачно: метили в одну сторону, а полетели в другую.

Напомним, что  И.  Иванов сообщил, что новейшие зенитные ракетные системы С-500 поступят в армию к 2015 г. и станут основой сил ВКО. Именно эти комплексы заложены в амбициозную госпрограмму вооружений до 2020 г. общей стоимостью 20 триллионов рублей[4]. В тоже время суммарные военные расходы стран НАТО более чем в 20 раз превышают российские.

Теперь о стратегических ядерных силах.

В последнее двадцатилетие были безжалостно уничтожены лучшие ракетные дивизии с ракетными комплексами шахтного базирования «Сатана», по западной терминологии. Эти ракеты способны были преодолевать любую, в том числе и перспективную ПРО, имели в боевой части десять ядерных боеголовок индивидуального наведения и столько же имитаторов этих боеголовок – ложных целей для противника. Моноблочные «Тополя» не годятся им и в подметки. Была разрушен важнейший элемент системы предупреждения о ракетном нападении – РЛС в Лурдесе, на Кубе, которая контролировала всю Северную Америку.

Еще хуже обстоят дела в морской составляющей ядерной триады. В 1991 г. России от СССР перешло 55 атомных подводных лодок стратегического назначения, и все они к 2015 г. будут сняты с боевого дежурства. Трагично то, что с 1990 г. по 2007 г. в России не было построено ни одной атомной подводной лодки стратегического назначения, за 2007 – 2010 гг. в ВМФ поставлено две АПЛ. До 2015 г. в боевой состав ВМФ войдут еще 2 многоцелевые атомные подводные лодки. То есть если действительно старые советские АПЛ будут сняты с вооружения, то останется только

4 атомные подлодки на весь флот?

На вооружении ВВС России находятся только 13 стратегических бомбардировщиков Ту-160 и 63 бомбардировщика Ту-95МС. Все они советского производства и давно исчерпали технические сроки эксплуатации.

Осенью 2011 г. вновь неудачно испытали прототип новой МБР пятого поколения, какие к 2018 г. должны составлять не менее 80% боевого состава РВСН. Об этом стало известно из коротких сообщений информагентств спустя сутки после теста. Эксперты предположили, что речь идет о знаменитой «Ярсе» –  «неуязвимой» ракете, способной «прорвать любую систему ПРО»[5].

Каково истинное положение в ядерном комплексе России прекрасно понимают в США. Генеральный секретарь НАТО Андерс Фог  Расмуссен подверг резкой критике новейшую российскую систему ракетных вооружений. По его словам, это «пустая трата денег»[6].

Центр Стратегии и Технологии (CSAT) Университета ВВС США оценивая перспективы военно-экономического потенциала России до 2030 г. отметил, что хотя более высокие расходы на оборону, которые Россия сможет себе позволить к 2030 г., значительно увеличат военную мощь России, однако все равно они будут недостаточными для обеспечения глобальной проекции силы. Вместе с тем, недостаточное технологическое развитие и недостаточный военный бюджет существенно снизят ее способности к глобальному проецированию военной силы.

Даже учитывая возможный значительный прогресс во всех компонентах военной реформы, американские аналитики даже не могут предположить, что Россия к 2030 г. вновь станет обладать армией эквивалентной по мощи советской. В лучшем случае российская армия к этому сроку станет играть существенную роль в качестве региональной силы. Заметим, что даже эти прогнозы американцев являются очень оптимистичными. Если считать регионом всю Евразию, то российская армия вряд ли будет способна конкурировать с НОАК КНР.

Таким образом, по мнению военных экспертов ВВС США, Россия   2030 г. – это по-прежнему поставщик ресурсов на мировой рынок. Военная сила России, сосредоточена вокруг обеспечения ее роли как поставщика ресурсов – это защита месторождений и путей транспортировки ресурсов. Страна будет обладать значительной региональной властью с точки зрения обычного военного потенциала с существенно ограниченными глобальными экспедиционными возможностями[7].

Наконец Российские военные сами неожиданно признали огромную опасность со стороны американской системы противоракетной обороны. После 2015 г. система евроПРО будет в состоянии сбивать российские МБР, заявил заместитель главы Генштаба, начальник Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ А. Третьяк. К такому выводу, по словам генерал-лейтенанта, пришли научно-исследовательские организации Минобороны, анализируя планы модернизации американской ПРО и размещения ее элементов в Восточной Европе[8].

Примерно к такому же выводу приходят и авторы рассматриваемой нами статьи – Дэвид Гомперт и Майкл Кофман. «…российская политико-экономическая система слишком зависима от высокого уровня цен на энергетические ресурсы, – отмечают они – она вступила в стадию убывающей отдачи, и не может своевременно реагировать на внешние угрозы (глобальная конкуренция, исламский экстремизм, Китай)». Именно поэтому авторы советуют несмотря на то, что определенное количество населения России по-прежнему предпочитают, что бы их страна выступала в роли мировой державы, широко озвучивать мнение о том, что Россия должна быть менее обеспокоена своим относительным положением, и уделять больше внимания своим реальным интересам, в том числе разрешению национальных трудностей.

«Параллельно с этим,– отмечают далее авторы – национальная оборона России должна стать упрощенной, основанной на профессиональных знаниях и экономике, технически приемлемой, подходящей для реагирования на фактические угрозы безопасности. Российские вооруженные силы должны быть способны работать эффективно при разнообразных обстоятельствах, как в пределах страны, так и за её пределами».

Фактически авторы абсолютно верно замечают, что современная Россия может быть и то только в лучшем случае региональной державой.  Однако, исключить возможность российского рывка западные аналитики не могут. В частности специалисты ВВС США отмечают такую возможность в области космоса и ракетных технологий. При этом особо отмечается, что в США не стоит забывать феномен русского «Спутника», когда страна, разрушенная войной, смогла в кратчайшие сроки не только догнать, но и обогнать американцев[9]. Именно этот страх и заставляет американцев добиваться полного контроля над нашей ядерной отраслью. Используют они для этого разные средства в частности размещение ПРО в Европе.

Страсти тут накалились не шуточные особенно в ушедшем году[10].         А 3 мая 2012 г. на конференции в Москве заместитель генерального секретаря НАТО посол А.  Вершбоу вдруг призвал к тесному сотрудничеству между НАТО и Россией по противоракетной обороне, чтобы помочь укрепить безопасность перед лицом будущих общих угроз. «Задача НАТО – найти путь вперед, который включает прочное сотрудничество с Россией в области противоракетной обороны», – сказал посол. «Мы хотим, чтобы НАТО и Россия были полноправными партнерами по противоракетной обороне. Взаимодействие наших соответствующих систем ПРО укрепило бы стратегическую стабильность и уверенность в том, что мы преследуем общие цели». Он также коснулся критики в адрес Североатлантического союза в связи с тем, что он игнорирует взгляды России, когда речь заходит о разработке системы противоракетной обороны НАТО, добавив, что НАТО постоянно вела работу по информированию России о своих планах и выдвинула предложения о конкретном сотрудничестве. Посол сказал, что задача НАТО – обеспечить, чтобы системы противоракетной обороны НАТО и России дополняли друг друга. Он отметил предложение о создании двух совместных центров противоракетной обороны Россия–НАТО, в которых офицеры НАТО и России вели бы совместную работу по слежению и оценке пусков ракет, а также планированию перехвата в случае пуска ракет[11].

Примерно тоже предлагается и в статье Д. Гомперта и М. Кофмана. Самый лучший  для России способ защиты от невероятного развития событий, – отмечают они – это участие в совместной оборонительной системе с НАТО. Учитывая политические выгоды от участия в крупных западных инициативах безопасности, и преимущества защиты от иранских ядерных сил, Россия должна воспользоваться возможностью участвовать в оборонительной системе НАТО. Для США, участие России в совместной противоракетной оборонительной системе будет способствовать соглашению о стратегической сдержанности, укреплению сотрудничества в области ядерного оружия в целом, и предотвращению иранской угрозы в частности.

Однако ни о каком включении даже минимальном Росси в систему обороны НАТО и речи не идет. На сегодняшний день НАТО не предлагает России вступить в блок. Ни США, ни ведущие европейские государства этом не заинтересованы. Для США присоединение России к НАТО привело бы к ослаблению их стратегической связи с Европой, появлению конкурента на рынке вооружений. На первый план вновь вышли бы отношения двух военных держав. Помимо этого, находясь в НАТО, Россия как вторая по величине и ресурсам страна блока могла бы в силу объективно различных интересов США и России в Евразии снизить эффективность организации.

Какие бы ни произносились «добрые» слова, Запад вряд ли заинтересован в сильной, самостоятельной России – экономически, технологически, идеологически, в качестве даже регионального центра мощи в Северной Евразии. Отсюда разногласия между Россией и НАТО по ПРО. Однако есть много других вопросов, ставящих под сомнение гармонию в отношениях России и НАТО. Например, что касается совместной борьбы с терроризмом: НАТО проводит здесь весьма избирательную политику множественных стандартов, если это необходимо для достижения определенных политических целей[12].

Кроме того в экспансии Североатлантического альянса явственно просматриваются и другие намерения Запада по отношению к России.

Во-первых, обострение отношений между республиками СНГ и блокирование процессов их интеграции. Во-вторых, провоцирование России на стратегически тупиковые союзы, например с КНР. В-третьих, втягивание России в публично декларируемую политико-военную конфронтацию с Западом. Ну и, конечно же, самое главное это максимальное сокращение, а по возможности взятие под контроль «мировым сообществом», а фактически США,  ядерного потенциала России.

В общем-то, обоснованию этой цели и посвящено исследование  Гомперта-Кофмана. Авторы указывают, что соглашение об отказе использования ядерного вооружения должно стать предметом переговоров, и пробудить интерес России к построению принципиально не враждебных отношений с США.

Более того, считают авторы документа, при желании сблизиться с Соединёнными Штатами и их европейскими союзниками, и при принятии предложения о взаимной ядерной сдержанности, Россия ничего не потеряет и даже получит большой «выигрыш». Но если Россия откажется от данного соглашения она  подставит под сомнение ценность взаимной сдержанности в любых других стратегических областях.

Таким образом, включение России в ПРО НАТО окончательно приведет к контролю США за единственной пока полностью неподконтрольной сферой России.

Как отмечает доктор военных наук, проф. В. И. Мухин: разворачивая ПРО в Европе, США ставят перед собой политические задачи возвращения главенствующей роли США в вопросах евробезопасности; нахождения «рычага» управления Россией в развязанной США широкомасштабной информационной войне, направленной на создание образа «стран-изгоев» в лице Ирана и КНДР, от которых якобы исходит ракетно-ядерная угроза мировому сообществу, и превращения ее в своего союзника; обеспечения корпорациям ВПК заказов в области ПРО; завышения оценки ракетных угроз, что обеспечивало активно навязывать собственные противоракетные средства своим союзникам и расширять географический охват районов базирования элементов ПРО; исключения возможности нанесения МБР России ответного удара по территории США с любого направления путем применения доктрины «упреждающе-превентивного удара» и концепции быстрого глобального удара[13].

Таким образом, включение России в ПРО НАТО окончательно приведет к контролю США за единственной пока полностью неподконтрольной сферой России. Думается что это не нужно нашей стране.



[1] См.  Россия и США готовятся к наихудшим сценариям: ссорятся из-за возможности “взорвать планету ко всем чертям” //http://nvo.ng.ru/realty/2012-06-15/1_snp.html

[2]  См. подробнее: Половина самолетов не взлетит, в ПВО зияет дыра, а ВМФ стареет и ржавеет. Генерал-лейтенант В.И. Соболев о состоянии российских Вооруженных Сил. //http://www.rospisatel.ru/oborona.htm; Самохин А.В. Военно-политический союз с КНР выход для России или для Китая? // см. на нашем сайте.

[3] Российская армия развалена, и в НАТО это понимают. // http://www.rosbalt.ru/main/2011/10/27/905847.html

[4] Минобороны рапортует о новых успехах в ракетной отрасли. Пресса: на ракетных заводах разруха //http://nvo.ng.ru/realty/2012-06-15/1_snp.html

[5] «Неуязвимая» российская ракета для войск стратегического назначения упала на космодроме в Плесецке //http://nvo.ng.ru/realty/2012-06-15/1_snp.html

[6] Генсек НАТО резко раскритиковал ракетную программу России: “Это пустая трата миллиардов рублей” //http://nvo.ng.ru/realty/2012-06-15/1_snp.html

[7] См. ВВС США боятся возрождающейся России //http://fatratt.ya.ru/replies.xml?item_no=4377

[8] См. Генштаб РФ заранее признал поражение от США: ядерные силы РФ к 2015 году будут бессильны //http://nvo.ng.ru/realty/2012-06-15/1_snp.html

[9] См. ВВС США боятся возрождающейся России //http://fatratt.ya.ru/replies.xml?item_no=4377

[10] См.  Генсек НАТО отверг ультиматум Медведева: Россия не получит желанных гарантий по ПРО; Озабоченный Расмуссен. В НАТО обеспокоены планами России дать решительный ответ на развертывание ЕвроПРО; План Медведева: РФ предложила Западу заранее обреченный на провал сценарий согласования ПРО  //http://nvo.ng.ru/concepts/2012-06-15/2_red.html?insidedoc

[11] НАТО призывает к тесному сотрудничеству с Россией по противоракетной обороне //

[12] См. Казеннов С. Ю. Россия и НАТО – партнерство, сопровождаемое конкуренцией и противостоянием // http://nvo.ng.ru/concepts/2011-12-23/10_nato.html

[13] Мухин В. И. Аксенов В. А. Роль и место ПРО в большой стратегии // http://nvo.ng.ru/gpolit/2012-06-15/1_pro.html

http://nvo.ng.ru/realty/2012-06-15/1_snp.html

You can comment this article, but links are not allowed.

1 комментарий к записи “Самохин А.В. – Русско-Американская стратегическая сдержанность в эпоху уязвимости или что хотят США от России”

  1. Виктор,49лет Россия:

    Читая эту статью, можно подумать,как несчастна и беззащитна Россия.
    Прикольно все остальное читать.Ну и гребаные англосаксы.

Оставить комментарий к записи Виктор,49лет Россия

Яндекс.Метрика