Константин Асмолов — Повлияет ли увольнение Д. Болтона на курс США в отношении КНДР?

8877

10 сентября 2019 г. президент США Дональд Трамп отправил в отставку помощника по национальной безопасности Джона Болтона. На своей странице в Twitter президент сообщил, что Болтон «больше не требуется в Белом доме». «Наши мнения сильно разошлись относительно многих его предложений», — прокомментировал отставку президент, отметив, что был «категорически не согласен со многими его предложениями, как и многие другие в администрации». Одновременно он подчеркнул, что «очень благодарен Джону за его службу».

Джон Болтон занимал свой пост с 22 марта 2018 года. За это время о его возможной отставке говорили не раз, так как разногласия между ним и Трампом усиливались из-за политики США в Афганистане, Иране, Венесуэле и Северной Корее. Применительно к КНДР Болтон выбирал агрессивную линию поведения и неоднократно публично критиковал запуски Пхеньяном ракет ближнего радиуса действия. Так, 5 сентября 2019 г. во время официального визита в Японию Болтон назвал действия Пхеньяна нарушением санкций Совета Безопасности ООН, продемонстрировав совершенно иной взгляд на ситуацию по сравнению с Дональдом Трампом, который не придал пускам значения и сравнил их с учебными стрельбами из стрелкового оружия. Ранее Джон Болтон высказывался о превентивном «нападении» на Север, за что его в Пхеньяне называли «советником, разрушающим национальную безопасность». А в 2000-х гг. сыграл важную роль в провале шестисторонних переговоров.

Комментируя отставку Болтона, Дональд Трамп, по словам Reuters, перечислил несколько его ошибок – в том числе то, что он оскорбил Ким Чен Ына, потребовав от него сдачи всего ядерного оружия и упомянув «ливийскую модель», говорить о которой после событий 2011 г. и убийства Каддафи было, мягко говоря, специфично. Как сообщил Дональд Трамп журналистам 11 сентября, это было «неправильное заявление», которое «отбросило нас назад», — отметил Трамп. «В этой связи нельзя винить Ким Чен Ына за то, что он после этого не хотел иметь никаких дел с Джоном Болтоном».

Однако неясно, сыграли ли решающую роль в отставке именно северокорейские заявления о том, что диалог между двумя странами на грани разрыва? И чтобы он сохранился, США должны продемонстрировать изменение подхода. Так, агентство Bloomberg со ссылкой на три неназванных источника сообщало, что Болтона решили уволить после совещания в Овальном кабинете 10 сентября, где обсуждались санкции против Ирана. В преддверии возможных переговоров с президентом Ирана Хасаном Роухани Трамп и министр финансов Стивен Мнучин обсуждали возможность смягчения санкций против страны, однако Болтон «решительно выступил против» такого шага.

Кроме того, заявления Болтона о необходимости силовых решений для демонстрации мощи Pax Americana (включая упреждающие удары) или организации цветных революций были очень непопулярны среди военных и больше пугали окружение Трампа, чем тех, кому они предназначались.

Болтон ушел, но что будет дальше? Антитрамповские шутники уже высказались, что увольнение случилось по представлению КНДР. Иные обращают внимание, что немногим ранее заместитель министра иностранных дел КНДР Чхве Сон Хи предложила США провести переговоры на рабочем уровне во второй половине сентября, потребовав от Вашингтона «нового подхода» к Пхеньяну. Отстранение Болтона – это намёк Трампа на «новый подход», в рамках которого северокорейская политика США станет более сдержанной, что скажется на диалоге между Вашингтоном и Пхеньяном.

Такому подходу рады не все, включая южнокорейских консерваторов. Как считает профессор Пак Вон Гон, «свержение Болтона» даст тактический бонус с точки зрения возобновления переговоров между Вашингтоном и Пхеньяном, но вряд ли может сказаться на долгосрочной цели Вашингтона — полной денуклеаризации Севера.

Другие авторы усматривают в уходе Болтона признаки нарастающей обеспокоенности Трампа в связи с ослаблением его позиции в президентской гонке: для повышения шансов на переизбрание ему необходима крупная дипломатическая победа. Однако пока не только «больших побед», но и каких-либо значительных результатов не просматривается, хотя Трампу необходимо хотя бы создать видимость успеха в решении крупнейших внешнеполитических проблем, будь то Афганистан, Иран и Северная Корея.

В этом контексте у них «растёт обеспокоенность по поводу нестабильности политики администрации Трампа в области национальной безопасности»: без Болтона профессиональный уровень сотрудников Белого дома ослаб, и в гонке за быстрым успехом Трамп может прибегнуть к опрометчивым решениям по северокорейскому вопросу.

То, что общий вектор политики не поменялся, показывает кто пришел на замену Болтону. Это Роберт О’Брайен, зарекомендовавший себя как эксперт в ведении переговоров и в международном арбитраже. Он известен также как сторонник концепции «мира через силу». В прошлом он работал вместе с госсекретарём Майклом Помпео, который поддержал его кандидатуру. Роберт О’Брайен занимал должность спецпосланника президента по делам заложников в госдепартаменте США, занимаясь их освобождением на Ближнем Востоке и в Афганистане. Автор хочет подчеркнуть этот момент, так как он предполагает хорошие навыки переговорщика.

Особый интерес представляет книга О’Брайена «Пока Америка спала», написанная им в 2016 году. Это сборник статей по национальной безопасности и внешней политике, где он критикует внешнюю политику администрации Обамы, которую он характеризует как политику «умиротворения и уступок», и из-за которой «мир стал более опасным». По его мнению, США должны стать «сильной страной, которой союзники могут доверять, а враги не смеют испытывать». Поэтому СМИ РК полагают, что американо-северокорейский диалог вряд ли отойдёт от жёсткой линии, проводимой Помпео.

Сам Болтон тем временем 18 сентября  сделал заявление о том, что нынешняя  политика по КНДР обречена на провал. Дональд Трамп немедленно парировал, отметив необходимость «нового подхода» к решению проблем и заметив, что Болтону следует вспомнить, насколько плоха была его северокорейская политика.

Подведем итог: в американском руководстве есть определенное разделение на прагматиков и идеологов, которые идеологическими шорами и слабым желанием видеть реальность во многом напоминают своих советских коллег. Трамп, на взгляд автора, принадлежит к первым, Болтон – ко вторым.

Рассмотрим с этой точки зрения отношения США и КНДР. Для Болтона, как и 10 лет назад, КНДР оставалась Злом с большой буквы, и переговоры с ней были допустимы только для обсуждения условий капитуляции. Не случайно одной из причин неудачи саммита в Ханое стало его выступление, которое заставило обе стороны поднять ставки и разойтись ни с чем. И хотя это была не единственная причина, личность Болтона выпятила ее на первый план.

Если предположения автора верны, то Ким и Трамп, как два прагматика, поняли, что компромиссного выхода у северокорейской ядерной проблемы нет, и фактически поставили ее на паузу: проблему нельзя решить, но можно решать… Болтона же такая позиция, скорее всего, нервировала и казалась ему или фарсом, или ползучим признанием ядерного статуса Севера.

Но значит ли это, что «сбросив Болтона», Трамп серьезно продвинется в межкорейском диалоге? — Нет, потому что Болтон – не единственная причина его торможения. Можно рассчитывать на некоторое ускорение процесса с точки зрения переговорной активности, а в идеале – на проведение до конца года еще одного саммита Ким – Трамп, на котором северокорейские предложения могут быть частично приняты.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

По материалам сайта: https://ru.journal-neo.org/2019/09/28/povliyaet-li-uvol-nenie-d-boltona-na-kurs-ssha-v-otnoshenii-kndr/

You can comment this article, but links are not allowed.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика