Артур Митькин — Обзор СМИ

Asia-Pacific_Rim_MAI_MSU

Азиатско-тихоокеанский регион с 2018 года и по сей день вступает в период существенных изменений, как на внешне мировой арене с её политической и экономической системами, так и во внутри региональном характере. Регион АТР является точкой соприкосновения жизненно важных  интересов в первую очередь четырех держав, таких как Китай, Россия, США и Япония, которые, из-за разных политических векторов, не в силах найти приемлемую платформу для мирного и стабильного развития.

Уже в 2018 году в Тихоокеанской Азии были четко сформированы два принципиально конкурирующих оппонента, чей конфликт затрагивает как экономику, так и политические цели. Речь, конечно же, о США и Китае.

Американские СМИ в 2018 году, освещая вопросы, связанные с АТР, неустанно рефлексировали на две интересные темы, первую можно сформулировать как «Чего мы ожидали?», а вторую «Что мы получили?».

Ответом на первый вопрос задается Брахма Челленэй из американской газеты Project Syndicate. В своей статье «Конец китайской фантазии Америки» Челленэй ставит проблему обманутого доверия Китая по отношению к США, путем нарушения КНР правил мировой торговли, прав человека, милитаризации искусственных островов и нежеланием проводить либерализацию в своей стране, не смотря на экономический рост, который, по словам самого Челленэя, Китайской народной республики обеспечило США. Позиция самой КНР в этом вопросе вполне ясна и четко обозначена. У китайцев есть собственная национальная мечта, никак не связанная с целями и надеждами Вашингтона. А дальнейшая пассивность и беспомощность своего конкурента, чьи крупные компании полным ходом разворачивают свое производство на китайской земле, где они добровольно, во благо прибыли и роста находятся под жестким контролем китайских властей, эта пассивность играет на руку КНР, как в экономическом, так и во внешне политическом плане.

Анализировать вторую тему берется газета The Wall Street Journal, формулируя свой ответ в некотором роде в пророчество «Как победить в холодной войне с Пекином». В статье речь идет о возможной китайской экспансии на ключевые территории, находящиеся в интересах Соединенных Штатов и возможности предотвратить данное событие. Как и в предыдущей статье, отмечается нежелание Китая стать участником глобальных норм и институтов, а так же провальные попытки США повлиять на это. В результате Вашингтон вкладывает свою обиду за неудачу либерализации Пекина, в две группы мер сдерживания.

Первая воплощается через действия самих США, к примеру, тарифы Трампа и наращивание военно-морского флота. Вторая же нацелена на поддержку региональных союзников, поддержание дипломатических отношений с Тайванем, создание в Японии единого центра командования и управления союзными войсками, располагающимися в данном регионе и даже поддержка инициативы Индии взять контроль над азиатско-европейской торговлей, в ущерб политики Китая «один пояс — один путь».

Если оценивать вероятность и приблизительный период осуществления данных планов основополагаясь на данную статью, то прогнозы не кажутся хоть сколь ни будь четкими и ясными, учитывая планы на развитие искусственного интеллекта, который по идее должен обезопасить как кибернетическую сферу  США, так и усилить военную новыми разработками, не говоря уже об интересах региональных союзников, некоторые из которых берут курс на стабилизацию обстановки в своем регионе, как к примеру Япония.

После обзора американских мыслей на тему АТР, по негласной традиции имеет смысл обратиться к некогда властной, но уже сдающей свои позиции по данному вопросу, Великобритании. Охладев к ревностному противостоянию с Россией, подданные королевской короны анализируют вмешательство КНР в европейские зоны влияния и прогнозируют возможные экономические последствия.

Журнал The Times взялся за освещение действия КНР со сравнения масштаба угрозы со стороны Китая и России. Их статья именуется как «Истинная угроза для Европы – это Китай, а не Россия», что уже наталкивает на мысль о том, что Англия не рада новому игроку в экономической сфере Европейского союза, хоть и ищет в этом вмешательстве выгоды для себя, видимо, из-за беспомощности.  Списав со счетов Россию и возложив надежду на Грузию, через которую Китай желает сделать торговый путь в Европу, и которая, по мнению The Times благоприятна настроена к странам запада, а следовательно, в ходе экономического роста является потенциальным претендентом на вступление в ЕС, Великобритания якобы разоблачает оппортунистическую политику КНР, в отношении тех европейских стран, которых ещё не взяли, да и вряд ли возьмут в ЕС. По основной мысли The Times, Китай вгоняет западные страны с неустойчивой экономикой в кредитную каббалу под своим покровительством, застраивая Европу своими компаниями, прибыль с которых не идет в карман тех государств, где эти компании функционируют. Позже, Пекин спрашивает с «должника» методом политическим, вынуждая такие страны, как Венгрия и Греция ослаблять позиции Евросоюза в вопросах Китайской внешней политике.

Видимо, следующей целью китайской экономики, по мнению The Times, стоит Россия и страны бывшего СССР, а начать китайское правительство намеревается с Грузии, в которой оно уже ведет торговую и промышленную деятельность. Можно подметить, что КНР, как основной участник всех политический процессов в АТР, заинтересован не только внутрирегиональными вопросами, но и имеет цели на Европу.

Раз уж The Times заговорила об отношения России и Китая, в рамках вопрос об АТР можно обратиться к мнению самих вышеупомянутых держав и их отношении друг с другом.

Вот, к примеру, международный дискуссионный клуб «Валадай» представил аналитическую статью на тему: «Россия – Китай: почему «горячо» в политике и «холодно» в экономике?»

Автором данной статьи является профессор Института международных исследований университета Фудань, Чжао Хуашэна. В своей работе Чжао задается такими вопросами, как; проблемные факторы в отношении Москвы и Пекина? и удастся ли создать единый фронт против США в торговой войне?

Данная статья была написана в связи с посещением Дмитрия Медведева 5-7 ноября 2018 года Первой китайской международной ярмарки импортных товаров. А 7 ноября должна была состояться встреча глав правительств двух стран.

По мнению Чжао, торгово-экономические вопросы встанут между двумя державами во главу угла, так как экономическое сотрудничество, по сравнению с политическим, выглядит менее впечатляющим. К данному результату приводят такие причины как направленность Российского глобального рынка на экспорт энергетики и нефтепродуктов, которые так же поступают в Китай, но не характеризуют торговые отношения двух стран, а просто являются основным экспортом. Выходом из такой ситуации Чжао считает ориентирование на поставки природного газа России Китаю, что может вызвать конкуренцию с США, но стратегическая важность Китая, крупнейшего потребителя газа, слишком важна для России.

Именно в здоровых экономических отношениях следует искать ключ к торгово-экономическим связям, особенно в условиях теплой политики по отношению друг к другу, считает Чжао.

По поводу внешней политики довольно смело и в интересном ключе высказался китайский журнал Sohu, в статье «Каково это, когда твой сосед – Россия».

В ней Россия предстает в образе тирана, который угнетает все соседние государства и живет по принципу «Страна-сосед будет моей, стоит только «пригрозить кулаком»».  Взгляд в прошлое России побудил журналиста к мыслям о том, что Россия не доверяла граничащим с ней государствам и потому безжалостно уничтожала их десятками, а то и сотнями. В этом же, по мнению автора, кроется разгадка огромной территории России, заполученной по причине жажды обезопасить себя, как пример был приведен и Крым. Противопоставляя России Китай, в статье сказано, что его политика по отношению к соседним странам почти всегда была миролюбивой и уступчивой, в отличии от политики Кремля, который создает лишь нестабильную обстановку всюду, где заканчиваются границы государства-тирана. Конечно, данная статья довольно спорная и не вполне корректная, но, тем не менее, она может отражать мысли некоторой части китайского населения и уместна в контексте противопоставления её с другой аналитикой на эту же тему.

The Times в своей статье высказывала скепсис китайско-русским союзническим отношениям, говоря о разных уровнях экономики обеих стран. Чжао Хуашэна возлагал надежды на успехи в экономическом сотрудничестве России и Китая, а журнал Sohu выдал критику внешней политики России по отношению к своим соседям. Но вопрос о взаимоотношениях двух великих держав высказывают не только страны заинтересованные в Азиатском Тихоокеанском регионе.

На эту же тему вышла статья «Отношения с Россией – тяжелый вопрос для Китая» журнала Verkkouutiset, Финляндия.

Сама статья довольно краткая по содержанию, но анализ отношений сотрудником Института внешней политики Финляндии Юрки Каллио имеет интересную мысль, которая заключается во фразе «стратегическое партнерство может существовать только между руководителями». По мнению Юрки «дружба» политических руководителей находится в сильном противоречии с недоверием народа. Такое предположение появилось в ходе проведенного интервью в двух исследовательских подразделениях Китая. Интервью брали у специалистов по вопросам России и международной политики. Участники опроса отмечали, что сотрудничество обеих стран может касаться только отдельных секторов, но не масштабного сотрудничество и только в рамках критики международной системы, не выгодной ни Поднебесной, ни Кремлю.

Вот цитата из самой статьи:

«Руководство Китая заявляет, что не планирует объединять свои стратегические интересы с Россией. И хотя Китай, как и Россия, бросает вызов Западу, западная направленность и миропорядок, регламентируемый правилами, является для Китая более рациональным выбором, чем непредсказуемая Россия. Во-вторых, в руководстве Китая точно понимают, что продвижение к заключению такого союза будет очень тяжелым вопросом для внутренней политики».

Внешнюю политику России и Китая так же интересно рассмотреть в острых вопросах АТР, а именно в вопросе о КНДР.

На этот раз аналитика последует из отдаленной от Тихого океана страны Испании, газета El País, статья «Китай и Россия просят смягчить санкции в отношении КНДР».  Из текста четко дается понять намерения России и Китая снизить тяжесть наложенных на КНДР санкций и возлагают надежду на последующие мирные диалоги Ким Чен Ына и Дональда Трампа. Эту идею не поддержали Франция и Великобритания, считая, что наложенные санкции играют существенную роль в оказании давления и вскоре приведут к окончательному отказу Пхеньяна от ядерного оружия.

Ситуация с КНДР действительно не проста, учитывая то, сколько аспектов затрагивает политика Корейского полуострова, особенно северной части. Это и возможность военного конфликта с Японией, главного союзника США в данном регионе, и усиление самих США, в случае отсутствие противовеса Северной Кореи Южной. Такой противовес выгоден как для России, так и для КНР, последней даже по идеологической части, но как итог, ни в 2018, ни в 2019 гг. особых изменений по отношению к КНДР великих держав не наблюдается.

В результате обзора статей СМИ связанных с Китаем, можно отметить некоторые тенденции в экономической и внешней политике. К примеру, движение интересов Китая на запад, которое обуславливается его торговыми интересами, так же явная конкуренция с США, за которой, безусловно, следят даже те страны, на которых последствия данного соперничества повлияют в последнюю очередь. И, безусловно, пристальное внимание за развитием российско-китайских отношений, у которых довольно много точек соприкосновения, но так же имеются и спорные моменты.

Продолжая тему Корейского полуострова и его внешнеполитических связей актуально рассматривать с точки зрения СМИ стран непосредственно на нем располагающихся.

Таковым является журнал Etnews, Южная Корея, со статьей «Россия — важный игрок по созданию новой экономической структуры на корейском полуострове». В статье освещается план России и Китая по достижению мира на Корейском полуострове, с целями нормализации двусторонних отношений между КНДР и США, а так же КНДР и РК, путем переговоров. По заголовку статьи и её содержанию становится ясно, что Республика Корея поддерживает инициативу Китая и России стабилизировать нынешнюю ситуацию и возлагает надежды на укрепление экономического сотрудничества в рамках развития территорий на побережье Желтого и Японского морей, заявленного в вышеупомянутом плане. В центре запланированных действий лежит создание «Трех поясов сотрудничества», создание энергетической цепи соединяющей Дальний Восток России с КНДР и КНР. Создание новой энергетической инфраструктуры позволит увеличить спрос на нефть и СПГ внутри Кореи, что приведет к росту инвестиционной активности, а следовательно, изменению политического влияния в рамках АТР.

На этом повествование об КНДР и РК можно было бы закончить, если бы не одна подробная аналитическая статья журнала Diplomat, Япония. Называется она «Почему Россия и Китай заинтересованы в официальном завершении Корейского конфликта».

В статье автор раскрывает суть всех политических ходов вокруг Корейского полуострова, со стороны России, Китая, США и ООН в целом. По мнению автора «Декларация об окончании войны, позиционируемая как основа нового мирного режима с минимальными издержками, безвозвратно изменит правовые рамки, гарантируя безопасность на полуострове», что выгодно для Китая и России, так как это, в конечном счете, необратимо разрушит правовую основу для существования многонационального Командования Организации Объединенных Наций в Южной Корее и Японии и вновь потребует обсуждения Советом Безопасности ООН любой северокорейской агрессии. Так будет подорван режим санкций КНДР и позволит возыметь контроль над ситуацией через Совет Безопасности ООН.

Автор отмечает два правовых механизма в сложившейся с 1950-х годов ситуации – это резолюции Совета Безопасности ООН и Корейское военное перемирие. В статье раскрывается суть и историческая подоплека обоих механизмов. Скепсису подвергается инициатива России и Китая принять декларацию об окончании войны в рамках общего урегулирования конфликта. По мнению автора, данное действие приведет к:

  • Разрушению правовой базы для существования Командования ООН
  • Упразднению постоянных полномочных органов для реагирования на провокации Северной Кореи.

Что, впрочем, довольно выгодно китайскому и российскому правительствам.

Подробный анализ последствий так же представлен в статье.

Что можно отметить в итогах, которые подводит автор, так это явная актуальность вопроса Корейской войны в последующие годы для многих членов международного сообщества и вполне корректный анализ последствий решения этого вопроса путем предложенным Россией и Китаем, с уместным геополитическим выводом о том, что ставка обоих государств делается не столько на стабилизацию отношений в данном регионе, сколько на последствия, плачевные для конкурирующих по данному вопросу с Россией и Китаем стран.

В контексте Японии и её взаимоотношениям со странами АТР обратимся к местным СМИ.

Журнал Asahi со статьей «Нам не нужна помощь Японии». Россия укрепляет уверенность в развитии собственными силами.

В ней журналист Хитоки Накагава отмечает стремление России к развитию своих «северных территорий», спорных участков земли, таких как остров Шикотан, не взирая на территориальные претензии и вариант улучшения русско-японских отношений. Эти действия могут повлиять на будущий диалог Японии и России, что прекрасно понимает премьер Абэ и предлагает развивать совместную хозяйственную деятельность, с учетом намерений России по вопросу Курильских островов. В ответ поступило неожиданное предложение президента Путина: Давай подпишем мирный договор в этом году без предварительных условий. В договор можно включить территориальный вопрос». Что дает надежду на дальнейшее дипломатическое движение, учитывая слова Абэ о том, что он подпишет мирный договор с Россией до своего ухода с поста.

Сближение Японии и России так же подчеркивает Канадский журнал Le Journal de Montreal в своей статье «Япония бросает США».

Автор в своих суждениях отсылается к обоюдной инициативе России и Японии заключить мирное соглашение с возможностью дуалистичного управления Курильскими островами в будущем. Японию к союзу с Москвой подталкивает мысль о том, что Россия, не желая лишаться успехов в диалоге с Японией, станет сдерживать Китай, тем самым дав простор для действий японского правительства. Политику США в статье называют изоляционной, в чем и кроется причины возможного мира двух влиятельных держав в АТР.

В итоге обзора зарубежных и азиатских СМИ мы видим неоднозначные шаги всех влиятельных держав АТР, результат которых способен привести к самым неожиданным последствиям. Но пока что одно можно сказать точно, к завершение всех проходящих в рамках АТР политических и экономических процессов предстоит долгий путь, усеянный дипломатическими маневрами и разного рода сделками, а потому ситуация в данном регионе будет интересовать экспертов ещё долгое время.

Артур Митькин – обозреватель Центра международных отношений в АТР

You can comment this article, but links are not allowed.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика