Развитие ракетно-ядерного комплекса КНДР и реакция США

North-Korea-Nuclear-Balistic-Missiles-Moved-East-Coast

Константин Асмолов

Нет сомнений в том, что 2016 год можно смело назвать «годом северокорейских ракетчиков»: два ядерных испытания и значительное количество ракетных пусков заставили не одного эксперта (в том числе и автора) отойти от скептической оценки возможностей КНДР. Однако похоже, что в 2017 году интересных новостей этого плана будет не меньше.

Еще 21 декабря 2016 г. эксперты Института стратегии национальной безопасности при Национальном агентстве разведки Южной Кореи опубликовали доклад, согласно которому Северная Корея может к 2020 году разработать баллистическую ракету, техническое оснащение которой позволит ей достичь континентальной части США. Там же отмечалось, что в 2017 году Пхеньян может пойти на шестое ядерное испытание и на пуски баллистических ракет. Датой ядерного салюта «назначили» день рождения Ким Чен Ына (8 января), день начала работы правительства Дональда Трампа (20 января), на худой конец, дни рождения бывших лидеров СК Ким Чен Ира и Ким Ир Сена.

29 декабря радиостанция «Голос Америки», ссылаясь на данные американской компании по анализу спутниковых снимков Strategic Sentinel, сообщила, что в горном районе возле деревни Кымчхан-ни провинции Пхёнан-Пукто в СК зафиксирован объект, который определили как ракетную базу. Данный объект состоит из шахтной пусковой установки и корпусов для сборки ракеты и наблюдения за полётом. Такой вывод сделан на основе анализа данных спутниковых фотографий, снятых американской частной компанией Digital Globe в период с 2010 по 2014 год.

Также стало известно, что с 2014 года в Ёнбёне идёт строительство многоквартирных жилых домов. Об этом в интервью радиостанции «Свободная Азия» сообщил Кёртис Мелвин, сотрудник Американо-корейского института Школы перспективных международных исследований при Университете Джонса Хопкинса в Вашингтоне. Он представил данные анализа спутниковых снимков, по которым видно, что с октября 2014 года до конца 2015 года в Ёнбёне построены 9 корпусов многоквартирных домов, сейчас строятся ещё 6 корпусов, а возле жилых домов имеется рынок. Это указывает на значительное увеличение количества местных сотрудников и рабочих, создание для них нужной инфраструктуры.

Припомнили Пхеньяну и совещание специалистов по ракетным технологиям, которое прошло в конце прошлого года в Центре науки и технологий; собрание было сочтено инструментом для оправдания дальнейших запусков ракет дальнего действия.

Затем уже Ким Чем Ын в своем новогоднем обращении к нации заявил, что КНДР почти завершила разработку собственной межконтинентальной баллистической ракеты, на что Дональд Трамп уже на следующий день ответил в Твиттере, выразив уверенность в том, что КНДР не сможет создать ядерное оружие, способное нанести удар по территории США.

Эта реплика встретила на Юге шквал одобрительных комментариев. Представитель МИД РК Чо Чжун Хёк, в частности, указал, что заявление Трампа можно расценивать как явное предупреждение Пхеньяну, и отметил, что Трамп впервые открыто затронул северокорейскую ядерную проблему в контексте давления на КНДР.

8 января 2017 г. прошло без провокаций, но ЦТАК выступило с заявлением, где разработка МБР названа «одним из звеньев, предпринятых против усиливающейся с каждым днем угрозы ядерной войны». Подчеркнуто, что «зачинщиком, толкнувшим нас на разработку МБР, являются именно США, которые злобно цеплялись за анахроническую враждебную политику в целях уничтожения нашего суверенитета и права на существование на протяжении десятков лет», и заявлено, что запуск «будет произведен в любое время, на любом месте, которые зависят от решения нашего высшего руководства».

Если запуск спутников можно оправдывать правом на мирный космос, МБР – открытый вызов не только США, но и всему международному сообществу, и в иные времена и РФ, и КНР как минимум высказали бы свою озабоченность (а возможно, и заранее начали бы закручивать гайки, намекая, что такого делать не стоит). Но можно обратить внимание, что на фоне «последних дней Обамы», пытавшегося максимально обострить отношения Вашингтона с Москвой и Пекином, таких слов не прозвучало.

11 января в Сеуле была опубликована «Белая книга по вопросам обороны» за 2016 год, в которой военные эксперты РК указали, что в 2016 году Пхеньян активно перерабатывал использованные топливные стержни в ядерном центре Ёнбён и смог дополнительно получить 10 кг плутония. Всего же запасы плутония, которыми обладает Пхеньян, составляют 50 кг, чего достаточно на 10 ядерных зарядов. При подсчёте учитывались периоды эксплуатации реактора в Ёнбёне, динамика переработки использованных топливных стержней и объём расходования ядерного материала в ходе испытаний. Но хотя потенциал Пхеньяна в производстве высокообогащённого урана оценен высоко, его предположительный объём выяснить не удалось, как и уровень миниатюризации ядерных боеголовок.

Ракетный раздел книги отмечает, что на Севере приняли на вооружение ракеты SCUD-ER, которые являются модификацией устаревших ракет SCUD, но ни одного успешного запуска ракеты дальнего действия «Мусудан» в этом году не было. Это любопытно, так как в аналогичном издании 2014 года отмечалось, что ракеты, имеющиеся на вооружении Пхеньяна, могут угрожать безопасности континентальной части США. Тем не менее эксперты не исключают проведения дополнительных испытаний на Севере баллистических ракет подводных лодок.

В тот же день, 11 января, главная северокорейская газета «Нодон синмун» опубликовала еще одну статью, полную воинственных утверждений: США не стоит расслабляться только по той причине, что Вашингтон и Пхеньян отделяют более 10 тыс. км.; близок день, когда северокорейская межконтинентальная баллистическая ракета заставит США понервничать; отныне Север избирает превентивный удар в качестве ответа на враждебные действия врага. В этом контексте эксперты РК заговорили о «новом витке провокаций», вспомнив, что, когда два американских стратегических бомбардировщика совершили самый близкий в истории полет у границ Севера, и один из них позднее приземлился в 70 километрах южнее Сеула, ЦТАК со ссылкой на представителя генерального штаба Корейской народной армии заявила, что южнокорейские и американские провокации подтолкнули Корейский полуостров к «неконтролируемой и необратимой ситуации, чреватой риском ядерной войны». Ядерные боеголовки Корейской народной армии в качестве наказания превратят Сеул в пепел, а в случае дальнейшей эскалации напряжённости «сотрут с лица земли» американскую базу на острове Гуам.

13 января КНДР еще раз подтвердила позицию о готовности нанести превентивный удар по врагу в случае обнаружения признаков малейших провокаций. Об этом заявил представитель северокорейского комитета за мир в Азиатско-Тихоокеанском регионе, говоря о движении американского авианосца «Карла Винсона» в Азиатский регион. По его словам, администрация Барака Обамы, готовящаяся к сложению своих полномочий, продолжает наращивать военное давление на Север вместо того, чтобы занять более сдержанную и обдуманную позицию. Он подчеркнул, что Север, обладающий мощнейшим ядерным оружием, в том числе водородной бомбой, останется непоколебим, независимо от количества авианосных ударных групп США.

В тот же день представитель Государственного управления КНДР по освоению космоса в интервью пропагандистскому органу «Чосонэ оныль» заявил, что решение и планы Ким Чен Ына о развитии космической отрасли являются целью и перспективой всей республики.

Через 2 дня, 15 января 2017 г., ведущая северокорейская газета «Нодон синмун» еще раз подчеркнула, что КНДР будет продолжать реализацию «программы исследования космического пространства, несмотря на противодействие враждебных сил». Используя ООН, Вашингтон пытается доказать, что цель таких запусков — испытания баллистических ракет дальнего действия. Однако «никому не удастся заставить Пхеньян отказаться от законного права на запуски искусственных спутников Земли и превратиться в мировую космическую державу».

Истеблишмент США не оставил эти заявления без внимания. Как заявил глава Пентагона Эштон Картер в интервью телеканалу NBC, ядерный потенциал КНДР представляет «серьезную угрозу» для США, и американское оборонное ведомство готово сбивать запущенные Пхеньяном ракеты, если они «будут направляться к нашей территории или территории наших друзей и союзников».

Госсекретарь США Джон Керри также назвал ядерную проблему Пхеньяна одной из самых серьёзных угроз, с которыми столкнётся администрация Дональда Трампа. Об этом говорится в его письме, подготовленном по случаю окончания работы нынешней администрации. В нём также указывается, что США не признают СК ядерной державой, что благодаря усилиям в рамках СБ ООН удалось создать фундамент обязательных мер по ужесточению давления на Пхеньян, который теперь передаётся следующей администрации США. Джон Керри подчеркнул необходимость сохранять режим давления на Пхеньян до тех пор, пока СК не вернётся к диалогу по вопросу денуклеаризации.

Его преемник Рекс Тиллерсон, которого избранный президент США Дональд Трамп назначил на пост госсекретаря, согласен с необходимостью сохранять по северокорейской ядерной проблеме жёсткую позицию. 11 января в ходе слушаний по утверждению его кандидатуры в сенатском комитете по международным отношениям он назвал Север серьёзной угрозой всему миру, выразив готовность к жёсткому противодействию провокационной политике Пхеньяна.

Как именно США будут противодействовать весьма вероятному запуску северокорейской МБР – хороший вопрос. С одной стороны, как уже было сказано выше, заикнись Пхеньян о запуске баллистической ракеты военного назначения в иное время, он столкнулся бы с очень серьезным ответом со стороны всех пяти постоянных членов СБ ООН. Однако на фоне меняющегося миропорядка он может отделаться меньшим.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

Источник:

https://ru.journal-neo.org/2017/02/03/razvitie-raketno-yadernogo-kompleksa-kndr-i-reaktsiya-ssha/

You can comment this article, but links are not allowed.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика