Сливко С.В. — Жёсткий ответ Ким Чен Ына: для чего КНДР ядерное оружие?

Фото Сливко С.В.

В декабре 2011 г. в КНДР состоялась смена политического и военного руководства. В связи со смертью лидера КНДР Ким Чен Ира (17 декабря) , 24 декабря его преемник Ким Чен Ын занял пост Верховного главнокомандующего Корейской народной армией, а 26 декабря был избран Первым секретарем ЦК Трудовой партии Кореи. Фигура Ким Чен Ына, ставшего самым молодым главой государства в мире, вызвала пристальное внимание мировой общественности. Северокорейский руководитель стал человеком 2012 года по версии читателей журнала «Time», а политические обозреватели российских и ведущих мировых изданий выдвигали различные версии дальнейшего развития общественно-политического строя КНДР вплоть до организации радикальных реформ «сверху» и демонтажа социализма по примеру СССР [23]. В числе наследства, которое Ким Чен Ын принял от своего отца, одну из ключевых ролей во взаимоотношениях с мировым сообществом  играли ракетная и ядерная программа, послужившая поводом для введения против КНДР санкций ООН. Два ядерных испытания и запуски космических спутников Земли означали явные  успехи КНДР в этой области, но окончательную судьбу этих разработок следовало решить новому руководству в зависимости от той модели развития страны, которая будет избрана.

Очень скоро в своих выступлениях Ким Чен Ын обозначил важнейшие приоритеты развития КНДР, в числе которых было продолжение курса Ким Ир Сена и Ким Чен Ира на полную самостоятельность КНДР, которая обеспечивается, в том числе, наличием современных стратегических вооружений. В беседе с ответственными работниками ЦК Трудовой партии  Кореи (6 апреля 2012 г.), было сказано: «Наша задача – защищать, оберегать их [Ким Ир Сена и Ким Чен Ира – С.С.] бессмертные заслуги в создании военно-промышленных комплексов и обращать первоочередное внимание на развитие оборонки для всемерного укрепления военного могущества страны, как того требует линия экономического строительства в эпоху сонгун. Необходимо еще более усилить самостоятельность оборонной промышленности и поставить ее на прочную основу ультрасовременной науки и техники <…> для заметного уровня инноваций на вооружении Народной Армии» [5; с. 23-34].

В своей первой публичное речи, произнесенной в качестве руководителя страны и вооруженных сил на военном параде в Пхеньяне (15 апреля 2012 г.), Ким Чен Ын подчеркнул, что обладание ядерным оружием стало закономерным итогом развития армии КНДР: «Великий Ким Ир Сен давно раскрыл непреложную истину о том, что оружие есть жизненно важный фактор существования нации и гарант торжества революции. За весь длительный период своего существования Народная армия выросла в могущественнейшую армию, обладающую всеми видами наступательных и оборонительных средств. Военно-техническое господство перестало быть монополией в руках империалистов и кануло в Лету то время, когда враги шантажировали, угрожали нам своей атомной бомбой» [6; с.47-48].

На V сессии Верховного Народного Собрания КНДР двенадцатого созыва 13 апреля 2012 г. были внесены изменения в Конституцию КНДР, увековечившие память Ким Чен Ира и провозгласившие КНДР ядерной державой: «Несмотря на развал мировой системы социализма и гнусные нападки коалиционных сил империализма, направленные на удушение нашей Республики, товарищ Ким Чен Ир, проводя политику сонгун, с честью защитил бесценное наследие товарища Ким Ир Сена – завоевания социализма, превратил нашу Родину в несокрушимую идейно-политическую державу,  страну – обладательницу ядерного оружия, непобедимую военную державу, открыл широкий простор для строительства могучего и процветающего государства» [26; с.2]

При этом официальная позиция КНДР не отрицала необходимости денуклеаризации, но без отрыва рассмотрения этого процесса на Корейском полуострове от всего мира: «До осуществления денуклеаризации всего мира не может быть денуклеаризации Корейского полуострова» [13; с.27]. Посол КНДР в Лондоне Тхэ Йон Хо в своем интервью, данном в октябре 2013 г., заявил: «Нам нужны силы ядерного сдерживания. Политика КНДР по-прежнему имеет своей целью денуклеаризацию на Корейском полуострове. Наша политика всегда заключалась в том, чтобы обезопасить нашу страну от угрозы ядерной войны. Для того, чтобы достичь этой цели, у нас не было выбора, кроме как развивать собственную ядерную мощность» [22]. В качестве основного фактора угрозы по-прежнему обозначались США: «Политика США — ни отрицать, ни подтверждать, имеют ли они ядерное оружие в Южной Корее. Но дело в том, что они могут перебросить туда эти вооружения и нанести удар в любой момент, так что на самом деле вопрос о том, размещено ли это оружие там постоянно, сейчас не так актуален».

Намерения КНДР развивать ядерное оружие и ракетную программу проявились в конкретных фактах испытаний. 13 апреля 2012 года был осуществлен запуск ракеты Ынха-3 (Млечный путь — 3) со спутником Кванмёнсон-3, окончившийся неудачей. 12 декабря 2012 года КНДР вывела на орбиту искусственный спутник Земли «Кванмёнсон-3 (2)», став одиннадцатой космической державой. В ответ на запуск Совет Безопасности (СБ) ООН 22 января 2013 г. единогласно принял резолюцию 2087, которая содержала в себе требования, «чтобы КНДР больше не осуществляла никаких новых пусков с использованием технологии баллистических ракет и чтобы она соблюдала резолюции 1718 (2006) и 1874 (2009) путем приостановления всех видов деятельности, связанных с ее программой по баллистическим ракетам, и в этом контексте восстановила свои прежние обязательства по мораторию на пуск ракет [18]. В резолюции прописывались санкционные меры против 6 корейский учреждений и компаний, а также 4 высокопоставленных должностных лиц, чьи банковские счета за рубежом подвергались замораживанию. КНДР расценила резолюцию СБ ООН как нарушение национального суверенитета и провокацию США. При этом отмечалось, что «ряд заинтересованных сторон приложил усилия для справедливого решения вопроса и предотвращения очередного витка обострения событий, но стало ясно, что и их способности, как они сами признались, есть предел и, стало быть, суверенитет КНДР должен быть защищен только собственными силами» [13; с.27]..

12 февраля 2013 г. КНДР официально заявила о проведении успешных подземных испытаний компактного ядерного устройства большой разрушительной силы: «Ядерные испытания были проведены как часть мер по защите нашей национальной безопасности и суверенитета против безрассудной враждебности США, которая нарушила право нашей республики на мирный запуск спутника», — сообщило Центральное телеграфное агентство Кореи (ЦТАК). Официальный представитель южнокорейского правительства подтвердил, что Северная Корея еще накануне проинформировала власти США и Китая о планах проведения третьего ядерного испытания. По данным экспертов мощность ядерного взрыва в КНДР могла составлять около 6-7 килотонн [12].

Реакция мировых держав на ядерные испытания была различной – от нейтральной и сдержанно-осуждающей до откровенно-негативной и воинственной. Президент Франции Франсуа Олланд, Министр иностранных дел ФРГ Гидо Вестервелле, президент США Барак Обама резко осудили ядерные испытания, объявили их провокационными и подрывающими мир, указав на необходимость жёсткого ответа со стороны СБ ООН и принятия нового пакета санкций. Министерство иностранных дел Индии призвало КНДР «воздержаться от подобных действий, которые могут негативно повлиять на мир и стабильность в регионе». Министр иностранных дел Великобритании Уильям Хейг заявил: «Я резко осуждаю данные испытания, они нарушают резолюции Совбеза ООН 1718, 1874 и 2087». МИД России выразил осуждение, но призвал к спокойному и сдержанному обсуждению события и  возобновлению переговоров по ядерной проблеме:   «Подобное поведение, несовместимое с общепринятыми критериями мирового общежития, несомненно, заслуживает осуждения и адекватной реакции со стороны международного сообщества. Вместе с тем ожидаем, что нынешний шаг Пхеньяна не будет использоваться в качестве предлога для наращивания военной активности вокруг Корейского полуострова. Линии на „накачивание“ ракетно-ядерной мускулатуры должна быть противопоставлена международно-правовая альтернатива» [16].

В декабре 2015 г., наряду с известием о проведении запуска баллистических ракет с северокорейской подводной лодки, информационное агентство «Ренхап» распространило заявление Ким Чен Ына, который объявил, что КНДР способна использовать для защиты суверенитета как ядерную бомбу, так и водородную[11]. Новые ядерные испытания КНДР совершила 6 января 2016 г., при этом в официальном заявлении было сказано о проведении первого в истории Северной Кореи испытания водородной бомбы. «Пока США не откажутся от враждебной политики, никогда не будут возможны ни прекращение ядерных разработок, ни демонтаж ядерных объектов со стороны КНДР. Армия и народ КНДР будут твердо наращивать справедливые силы ядерного сдерживания как по качеству, так и количеству, для того чтобы надежно гарантировать будущее революционному курсу чучхе», — говорилось в заявлении, распространенном ЦТАК [1]. Все мировые державы осудили новое испытание.

Сразу после ядерного испытания некоторые военные эксперты выразили сомнения в том, что КНДР испытала именно водородную бомбу. По данным южнокорейской разведки мощность взрыва составила около 6 килотонн, что в несколько раз меньше силы взрыва водородной бомбы. Эксперт американского исследовательского центра Research and Development (RAND) Брюс Бенетт заявил:  «Взрыв, который должен был произойти при приведении в действие водородной бомбы, в десять раз превышал бы тот взрыв, который произошел на самом деле» [1]. Тем не менее, были высказаны и противоположные взгляды. Малая мощность взрыва отнюдь не исключает того, что взрыв мог быть проведен с использованием термоядерной реакции. «Речь все-таки идет, скорее всего, о каком-то испытании в рамках отработки технологий, не более чем. Нет большого смысла в миниатюрной водородной бомбе. Поэтому северокорейцы, скорее всего, отрабатывают какую-то технику. Полномасштабной бомбы, конечно, нет. Они и сами об этом не говорят. В любом случае, разработка технологий кончается тем, что технологии будут разработаны» — заявил эксперт по атомной энергетике, главный редактор «Атоминфо» А. Уваров [27]. Тем не менее, после взрыва по запросу США и Японии было созвано экстренное заседание СБ ООН, на котором прозвучали предложения о введении новых санкций против КНДР.

7 февраля 2016 г. с космодрома Сохэ (уезд Чхольсан, провинция Северный Пхёнъан) в 9:00 по местному времени был осуществлен запуск ракеты-носителя со спутником «Кванмёнсон-4» , который был успешно выведен на орбиту Земли в 9 ч. 09 м. 46 сек. По сообщению Государственного управления по освоению космоса КНДР, «на борту спутника – измерительные приборы и средства связи, нуждающиеся в наблюдении Земли» [25]. Первоначально в западных СМИ появилась информация о том, что спутник не посылает радиосигналов и находится в неисправном состоянии [24]. Однако, эту информацию опроверг начальник Главного центра разведки космической обстановки армии ракетно-космической обороны России (ГЦ РКО) полковник А.Н. Калюта: «Средствами Главного центра был обнаружен вывод Северной Кореей на орбиту космического аппарата. Мы наблюдали в этом запуске два космических объекта: один из них – это третья ступень ракеты-носителя и сам космический аппарат. Исходя из анализа полученной информации, периода обращения, наклонения орбиты, на которую он был выведен, высоты, можно сделать вывод, что данный аппарат является космическим аппаратом дистанционного зондирования земли, то есть, может выполнять разведывательные функции. Само функционирование космического аппарата показало, что аппаратура на нём включена»[14]. В настоящее время все системы спутника «Кванмёнсон-4» функционируют на полную мощность, что указывает на зондирование земной поверхности [2].

Несмотря на негативную реакцию мировых держав на запуск спутника и указание Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна на нарушение КНДР резолюций СБ ООН, северокорейское руководство выразило готовность проводить новые запуски: «Необходимо всецело продвинуть научно-исследовательскую работу, чтобы достичь более высоких целей, использовав сегодняшний великий успех для завоевания еще большей победы, и еще больше запускать рабочих спутников», — высказался Ким Чен Ын на официальном приеме по случаю запуска спутника [8]. Вскоре после запуска спутника США, Япония и Республика Корея ввели односторонние санкции против КНДР, а представители США заявили о подготовке резолюции СБ ООН, беспрецедентной по жесткости вводимых санкций.

США подготовили и внесли 25 февраля в Совет Безопасности ООН резолюцию о введении дополнительных международных санкций против КНДР. Как сообщила постпред США при ООН Саманта Пауэр, новый проект резолюции, разработанный во взаимодействии с Китаем, предусматривает «самый жесткий набор санкций», вводившихся Совбезом более чем за 20 лет.

Заседание СБ ООН открылось в Нью-Йорке,  2 марта в 10:00 по местному времени. Вся процедура голосования и озвучивания позиций голосовавших участников заседания заняла 1 час 25 минут. За резолюцию, которая получила номер 2270 (2016), проголосовали все постоянные и временные члены Совета Безопасности в составе 15 стран [17]. Принятая резолюция запрещает импорт из КНДР природных  ресурсов (угля, железа, золота, титана,  редкоземельных минералов и др.), экспорт   авиационного и ракетного топлива. Все грузы, следующие из КНДР или направляющиеся в неё, подлежат обязательному досмотру. Замораживаются финансовые средства государственных северокорейских учреждений за рубежом, запрещается деятельность финансовых учреждений КНДР на территории иностранных государств, а также обучение за границей граждан КНДР по специальностям, которые могут быть использованы при разработке ядерного оружия и аэрокосмической техники. Вместе с тем, пункты резолюции делают невозможным какое-либо военно-техническое сотрудничество КНДР с другими странами даже по вопросам развития обычных вооружений.

Как подчеркивается в резолюции, основная цель введения дополнительных санкций – сделать невозможным развитие ядерного вооружения и средств его доставки за счет ограничения материальных ресурсов, заставить северокорейское руководство отказаться от развития ядерной и космической программ [19]. Обращает на себя внимание отсутствие разграничения между военными целями ракетных разработок и мирным освоением Космоса. Отказывая КНДР в праве на запуск любых ракет-носителей, Совет Безопасности ООН в том числе запрещает Северной Корее выводить на орбиту Земли искусственные спутники, предназначенные для обслуживания народного хозяйства и обеспечения национальной безопасности.

В резолюции проводится чёткое противопоставление мероприятий КНДР по разработке ядерного оружия и средств его доставки интересам корейского народа. Эта же позиция имеет место в выступлении представителя США в СБ ООН С. Пауэр, которая заявила о существовании «двух совершенно противоположных реальностей», в одной из которых живет северокорейское руководство, а в другой – население КНДР: «Практически все  ресурсы  Корейской  Народно-Демократической Республики  направляются  на  реализацию  ее  безответственного  и  неустанного  устремления  к  обладанию  оружием  массового  уничтожения. Правительство Северной Кореи предпочитает наращивать свою программу по созданию ядерного оружия вместо  того, чтобы растить  своих детей». Действия  руководства КНДР были расценены американским представителем как «маниакальные». Из всех выступивших после голосования представителей стран-членов СБ ООН, только южнокорейский представитель О Чжун затронул вопрос о причинах, подтолкнувших КНДР к разработке ядерного оружия: «Вы говорите, что Соединенные Штаты  представляет  для  вас  угрозу. Зачем Соединенным Штатам угрожать вам? Почему сильнейшей  военной  державе  в  мире  нужно  угрожать  небольшой  стране,  которая  находится  далеко от нее, по другую сторону Тихого океана? Никакой угрозы  не  существует. Это  плод  вашего  воображения». Многочисленные примеры военного вмешательства США и НАТО во внутренние дела суверенных государств в разных регионах планеты, заставляют усомниться в истинности заявления южнокорейского представителя.

Вместе с тем, выступления представителей стран-членов СБ ООН можно условно подразделить на 2 группы. Первая группа объединяет выступления, в которых дана негативная оценка общественно-политического строя КНДР, из «тоталитарных свойств» которого выводится сам факт разработки оружия массового поражения в ущерб интересам корейского народа (выступления представителей США, Японии, Южной Кореи, Новой Зеландии и др.). Во вторую группу входят выступления, осуждающие только факт разработки и испытаний КНДР ядерного оружия, а также запуски баллистических ракет. Эти выступления акцентированы на необходимости возобновления шестисторонних переговоров по денуклеаризации Корейского полуострова и  участия КНДР в ДНЯО, отказе корейской стороны от развития своих ядерных и ракетных программ, решения любых международных споров путем налаживания переговорного процесса (выступления представителей России, Китая, Венесуэлы, Уругвая и др.). Вместе с тем, выступление представителя Уругвая одержит в себе пожелание более прозрачной и открытой процедуры выработки резолюции, а представитель Китая выступил против развертывания американской системы ПРО в Южной Корее, видя в этом угрозу стратегическим интересам КНР. Представитель России выразил сожаление об одностороннем вводе санкций против КНДР со стороны США, Японии и РК до заседания СБ ООН.

Эти обстоятельства позволяют усмотреть за внешним единодушием стран-участниц СБ ООН различные мотивы, которыми они руководствовались при голосовании за введение санкций. Для США и их тихоокеанских союзников в лице Японии и Южной Кореи целью является демонтаж общественно-политического режима КНДР всеми возможными способами. В случае укрепления ядерного статуса Северной Кореи, КНР утрачивает важные рычаги влияния на нее. Как отметил директор института международных отношений Цзилиньского университета Ба Дяньцзюнь,  для КНР  согласие с новыми санкциями против КНДР было вынужденной мерой, поскольку действия Пхеньяна нанесли ущерб интересам КНР. Вместе с тем, аналитик выразил глубокие сомнения в действенности санкций, указав на их конфронтационный характер: «Данные санкции не заставят Пхеньян задуматься о своих действиях, а, вероятно, наоборот, приведут к дальнейшим испытаниям или даже новым разработкам в области миниатюризации ядерных устройств». В то же время, отказ Китая от поддержки КНДР и противодействия США на Корейском полуострове будет способствовать росту военной опасности: «Если данные санкции приведут к существенному ослаблению оборонного потенциала КНДР или подорвут её обороноспособность, а Китай в своей политике на Корейском полуострове отойдёт от традиционных принципов взаимоотношений с Пхеньяном, то даже нейтральная позиция КНР будет подталкивать США к военному решению корейской проблемы. Вот о чём Китаю стоит задуматься», — отметил Ба Дяньцзюнь [21].

Российское руководство не заинтересовано в новом витке конфронтации с США по корейскому вопросу, имея «болевые точки» на Украине и в Сирии. При этом Россия не намерена утрачивать своей посреднической роли в переговорах между КНДР и США. И Китай, и Россия склонны рассматривать появление новой ядерной державы в регионе как посягательство на свои сферы влияния. Однако гарантировать безопасность безъядерной КНДР, в случае отказа последней от разработки ядерного оружия, эти страны не могут.

Несмотря на то, что почти 50% от общего объема экспорта КНДР теперь попадает под эмбарго, это едва ли заставит северокорейское руководство отказаться от ядерной и ракетной программ. О том, что четыре пакета санкций ООН, вводимые прежде, не достигли своей цели, заявила и американская сторона, обосновывая беспрецедентность новых санкционных мероприятий. Правительство КНДР осудило резолюцию СБ ООН, назвав её в своем заявлении для прессы «международным преступлением, нацеленным на изоляцию и задушение независимого и справедливого суверенного государства под неподходящим предлогом»[20]. В заявлении отмечается руководящая роль США и их союзников в ООН, в качестве альтернативы северокорейская сторона предлагает выстраивать иной мировой порядок, в котором нет диктата мировых держав.

Спустя несколько дней после заседания СБ ООН, 7 марта начались крупнейшие за всю историю американо-южнокорейского сотрудничества полуторамесячные штабные учения «Key Resolve» и полевые учебные маневры «Foal Eagle». В маневрах принимает участие более 300 тысяч южнокорейских и 15 тысяч американских военнослужащих, подразделения военно-морских сил США и Республики Корея. Запланировано участие в маневрах американского атомного авианосца John C. Stennis и атомной подводной лодки США North Carolina [9]. Впервые время проведения совместных учений организаторы учений открыто признали  их целью подготовку превентивного удара по КНДР, устранение руководства КНДР в результате точечных ударов и спецопераций, нейтрализацию ядерного оружия и других стратегически важных объектов. До начала учений было озвучено Заявление Верховного Главнокомандования Корейской народной армии, которое охарактеризовало их провокацию против КНДР, попытку нарушения суверенитета и «бессмысленному военному бесчинству»[4]. Северокорейская сторона объявила о своем намерении нанести превентивный удар по Республике Корея и США в случае нарушения границы и провокаций в ходе учений, не исключая использования ядерного оружия. Учитывая неизменно жёсткую позицию КНДР на ежегодные учения США и РК, а также враждебные по отношению к КНДР цели организаторов учений, следует расценить их действия как провокацию, которая обостряет обстановку в регионе.

Ответом на совместные учения можно считать запуск двух ракет малой дальности в сторону Японского моря, произведенный КНДР 10 марта. Две ракеты были выпущены из северной части провинции Хванхэ и пролетели около 500 километров, после чего упали в воды к северо-востоку от порта Вонсан. Лидер КНДР Ким Чен Ын во время испытаний баллистических ракет наметил план развития ядерного оружия: «КНДР должна быть готова атаковать противника ядерным оружием на земле, в воздухе на море и под водой с помощью диверсификации средств доставки ядерных боеголовок» [7]. Кроме того, было озвучено, что корейским ученым и инженерам удалось уменьшить размер ядерных боеголовок, которые будут установлены на баллистические ракеты [10]. Миниатюризация ядерных боеголовок означает, что КНДР получила в свое распоряжение не только стратегические силы ядерного сдерживания, но и тактическое ядерное оружие.

Адекватно оценить реакцию мирового сообщества на северокорейские ядерные испытания и запуски спутников можно лишь в сравнении с аналогичной практикой применительно к другим странам. Израиль, не ставший участником Договора о нераспространении, имеет свой ядерный арсенал со всеми возможными средствами доставки (наземного, воздушного и морского компонентами базирования). Он обладает полноценной космической программой, позволяющей выводить на орбиту Земли искусственные спутники на базе ракеты «Шавит», которая может быть использована в качестве ракеты-носителя для ядерной боеголовки [28]. Систематические запуски разведывательных спутников (Ofeq) и спутников связи (AMOS) не вызывают каких-либо протестов со стороны ООН или мировых держав, несмотря на то, что Ближний Восток является одним из самых «взрывоопасных» регионов планеты.

Индия и Пакистан, также воздерживающиеся от подписания ДНЯО, синхронно совершили подземные ядерные испытания в 1998 г., а в числе взорванных зарядов Индии имелась водородная бомба мощностью 32 килотонны. Однако, против Израиля, Пакистана, Индии не было предпринято каких-либо санкционных мер со стороны ООН. Те торгово-экономические санкции, которые последовали в отношении Индии и Пакистана после испытаний 1998 г., имеют двусторонний характер и преодолеваются за счет противоречий в международном законодательстве. Энергичное развитие ядерной отрасли в этих странах вызывает у многих держав, прежде всего у США, стремление к расширению сотрудничества в этой области. В течение 2005 года Франция, Великобритания и Канада приняли совместные с Индией заявления о снятии ограничений на поставки Дели продукции двойного назначения [29]. Между тем, количество ядерных зарядов, имеющееся у этих стран, во много раз превышает арсенал КНДР. По различным экспертным оценкам, ядерный потенциал Израиля может насчитывать от 100 до 200 боеголовок, Индии – 120-160, Пакистана – 60-70 [30]

Давление на КНДР, оказываемое ведущими мировыми державами и ООН с целью отказа корейской стороны от разработки, испытаний, совершенствования ядерного оружия и ракетной программы, находится в противоречии с их собственной практикой в отношении других стран. КНДР вышла из Договора о нераспространении ядерного оружия 10 января 2003 г. в полном соответствии со статьей Х, которая гласит: «Каждый Участник настоящего Договора в порядке осуществления государственного суверенитета имеет право выйти из Договора, если он решит, что связанные с содержанием настоящего Договора исключительные обстоятельства поставили под угрозу высшие интересы его страны» [3]. Таким образом, речь идёт не о жёстком применении абстрактных принципов нераспространения ядерного оружия, а о вполне конкретном использовании запретительных мер исходя из интересов стран, представленных в Совете Безопасности ООН.

Ядерные испытания являются проверенным средством оценки прогресса в развитии технологий изготовления и потенциала нового оружия. Возможность того, что КНДР еще неоднократно прибегнет к испытаниям ядерного оружия, подразумевается её реальным статусом государства, создавшего соответствующие технологии и развивающего их. «Больше ядерных испытаний, для того чтобы оценить разрушительную мощность новых ядерных боеголовок» – на это нацелил военное руководство Кореи Ким Чен Ын, как сообщило Центральное телеграфное агентство Кореи (ЦАТК) от 11 марта 2016 г.[7]. Всего за историю создания и развития ядерных вооружений, обладающие им страны провели более 2000 испытаний, большая часть приходится на США (1054 испытания,  1151 устройство) и СССР (715 испытаний, 969 устройств) [31, 32].

Путь, по которому идёт КНДР, является повторением пути государств, уже обладающих ядерным оружием и не нуждающихся в испытаниях для совершенствования его качественных показателей. Между тем, работа стран «ядерного клуба» над средствами доставки и совершенствованием систем ПРО по-прежнему проводится с большим размахом. По словам директора департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД РФ М. Ульянова, модернизация стратегических сил США имеет беспрецедентный размах: «В этом просматривается явная расстыковка между публичными декларациями США о приверженности скорейшему построению безъядерного мира с одной стороны и реальной политикой в этой сфере — с другой»[15]. При этом никакие международные нормы не ограничивают право ядерных держав на модернизацию своих ядерных арсеналов.

Путь санкций и международное давление на КНДР с целью заставить её отказаться от реализации ядерной и ракетной программ обречен на неудачу, о чем свидетельствуют факты новейшей истории. Ужесточение санкций не приводит к свертыванию ракетной и ядерной программы, вызывая лишь жёсткую реакцию со стороны КНДР. Эти действия наносят ущерб авторитету ООН, которая выступает в глазах КНДР как проводник американской политики. Особенно усиливают это впечатление тот факт, что участие американских войск в Корее (1950-1953 гг.) осуществлялось под флагом ООН.

На наш взгляд, необходимо комплексное обсуждение проблемы в широком историческом контексте, которое избавит мировое сообщество от возложения ответственности за дестабилизацию обстановки в Азиатско-Тихоокеанском регионе исключительно на КНДР. К числу важнейших практических мероприятий следует отнести:

1. Подписание мирного договора между КНДР и США, отказ США и их союзников от рассмотрения КНДР в качестве страны-изгоя и разработки  любых планов вмешательства во внутренние дела Северной Кореи;

2. Ликвидацию военного присутствия США в Южной Корее;

3. Возобновление переговорного процесса и сотрудничества между КНДР и Республикой Корея;

4. Принятие КНДР в «ядерный клуб», приведение статей  Договора о нераспространении ядерного оружия (1968 г.) в соответствие с реалиями современности;

5. Отмену санкций ООН в отношении КНДР;

6. Вовлечение КНДР в процесс международного космического сотрудничества.

Важную роль в этом процессе могут сыграть Россия и КНР, которые в силах представить реальную альтернативу постановке вопроса, отличную от концепции США, и обеспечить солидную международную поддержку своим инициативам.

 

Источники и литература

  1. Бомба ко дню рождения вождя [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.gazeta.ru/army/2016/01/06/8010749.shtml. Дата доступа: 20.02.2016.
  2. ВКС России: Спутник-разведчик КНДР ведет зондирование Земли. [Электронный ресурс]. Режим доступа:  http://rosregistr.ru/nauka/38360.html. Дата доступа: 20.02.2016.
  3. Договор о нераспространении ядерного оружия. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/npt.shtml. Дата доступа: 7.03.2016.
  4. Заявление Верховного Главнокомандования Корейской народной армии [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.kprf27.ru/2016/02/29/besposhhadno-pokaraem-tex-kto-smeet-zatmit-blestyashhee-solnce-nashej-sudby/. Дата доступа: 7.03.2016.
  5. Ким Чен Ын. Будем глубоко уважать великого Ким Чен Ира как вечного генерального секретаря нашей партии и доведем революционное дело чучхе до победного конца // К окончательной победе. – Пхеньян, 2013. – с.1-39
  6. Ким Чен Ын. Выше подняв знамя сонгун, мощной поступью пойдем вперед к окончательной победе // К окончательной победе. – Пхеньян, 2013. – с.39-59.
  7. Ким Чен Ын заявил о важности новых ядерных испытаний [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://ria.ru/world/20160311/1388035663.html. Дата доступа: 7.03.2016.
  8. Ким Чен Ын поставил задачу продолжать запуски спутников [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://ria.ru/world/20160215/1374589458.html#ixzz42pbylrfu. Дата доступа: 20.02.2016.
  9.  «Key Resolve» и «Foal Eagle» — новыйвызовКНДР? [Электронный ресурс]. Режим доступа:  http://eurasian-defence.ru/?q=node/35807. Дата доступа: 7.03.2016.
  10.  КНДР запустила две баллистические ракеты в сторону Японского моря // Тихоокеанская звезда, 2016. – 11 марта 2016. — № 42 (27573).
  11. КНДР объявила об успешном испытании водородной бомбы. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.rbc.ru/politics/06/01/2016/568c90669a79471b68b9853b. Дата доступа: 20.02.2016.
  12. КНДР официально объявила об успешном ядерном испытании. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.rosbalt.ru/main/2013/02/12/1092766.html. Дата доступа: 20.02.2016.
  13. Маршал Ким Чен Ын в 2013 году – Пхеньян: Изд-во литературы на иностранных языках, 2014. – 152 с.
  14. Минобороны на РСН: Космический мусор наносит вред действующим аппаратам. [Электронный ресурс]. Режим доступа:  http://rusnovosti.ru/posts/409809. Дата доступа: 20.02.2016.
  15. МИД РФ: модернизация ядерных сил США имеет беспрецедентный размах [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://ria.ru/world/20160311/1388018746.html. Дата доступа: 7.03.2016.
  16. Мировое сообщество осуждает КНДР и ждет заседания СБ ООН. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://ria.ru/world/20130212/922505551.html. Дата доступа: 20.02.2016.
  17. Организация объединенных наций // Официальный отчет заседания Совета Безопасности ООН– 7638-е заседание. [Электронный ресурс]. Режим доступа: //https://documents-dds-ny.un.org/doc.   Дата доступа: 7.03.2016.
  18. Организация объединенных наций // Резолюция Совета Безопасности ООН 2087 от 22 января 2013 г. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://documents-dds-ny.un.org/doc. Дата доступа: 20.02.2016.
  19. Организация объединенных наций // Резолюция 2270 (2016), принятая Советом Безопасности на его 7638-м заседании 2 марта 2016 года. [Электронный ресурс]. Режим доступа: //https://documents-dds-ny.un.org/doc.   Дата доступа: 7.03.2016.
  20. Ответим решительными адекватными мерами на резолюцию СБ ООН о «санкциях» против КНДР, грубо попирающую достоинство и суверенитет нашей Родины. [Электронный ресурс]. Режим доступа:  http://www.naenara.com.kp/ru/news/news_view.php?19+1372. Дата доступа: 7.03.2016.
  21. Политолог: санкции не заставят Пхеньян отказаться от ядерной программы . [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://ria.ru/world/20160303/1383742810.html#ixzz42pU7qTjw. Дата доступа: 7.03.2016.
  22. Понять и защитить Корею. Эксклюзивное интервью посла КНДР. [Электронный ресурс]. Режим доступа:  www.rotfront.su/понять-и-защитить-корею/. Дата доступа: 20.02.2016.
  23. Радио Свобода // Приведет ли смена руководителя Северной Кореи к смягчению диктатуры? [Электронный ресурс]. Режим доступа:://www.svoboda.org/content/transcript/24427790.html. Дата доступа: 20.02.2016.
  24. СМИ: северокорейский спутник продолжает «кувыркаться» на орбите. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://ria.ru/world/20160219/1376997366.html. Дата доступа: 20.02.2016.
  25. Сообщение Государственного управления по освоению космоса КНДР.  [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.kprf27.ru/2016/02/08/soobshhenie-gosudarstvennogo-upravleniya-po-osvoeniyu-kosmosa-kndr/. Дата доступа: 20.02.2016.
  26. Социалистическая Конституция Корейской Народно-Демократической Республики — Пхеньян: Изд-во литературы на иностранных языках, 2014.- 35 с.
  27. Что взорвали — непонятно: бомба КНДР произвела нешуточный фурор. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.vesti.ru/doc.html?id=2705728. Дата доступа: 20.02.2016.
  28. Штейнберг, М. Кузница израильского оружия / М. Штейнберг //  [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.jig.ru/meadle_east/058.html. Дата доступа: 7.03.2016.
  29. Шилин, А.А. Ядерные программы Индии и Пакистана / А.А. Шилин // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.armscontrol.ru/course/lectures06a/aas060323.pdf. Дата доступа: 7.03.2016.
  30. Ядерный потенциал Израиля вызывает разногласия. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.sem40.ru/warandpeace/military/ourweapon/8037/ Дата доступа: 7.03.2016.
  31. Gallery of U.S. Nuclear Tests. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://nuclearweaponarchive.org/Usa/Tests/index.html. Дата доступа: 7.03.2016.
  32. Soviet Nuclear Test Summary. [Электронныйресурс]. Режим доступа: http://nuclearweaponarchive.org/Russia/Sovtestsum.html. Дата доступа: 7.03.2016.

Источник: ЦИМО АТР

You can comment this article, but links are not allowed.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика