Самохин А.В. — Турция и Россия — вновь враги, или кто стоит за спиной Эрдогана.

56580d96b7bfc_1448611222

Российский самолет Су-24, сбитый 24 ноября прошлого года около сирийской границы турецким истребителем F-16, заморозил российско-турецкие отношения, что привело к окончанию эпохи добрых чувств, растущего количества туристов, торговли и образовательных контактов. В последовавшей за этим инцидентом войне слов российский президент Владимир Путин обвинил турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана в оказании помощи «Исламскому государству» по продаже нефти «в промышленных масштабах» и получении при этом личной выгоды. В результате Россия ввела в отношении Турции целый ряд санкций.

Поскольку Турция является членом НАТО, российско-турецкий конфликт затрагивает и американо-российские отношения, которые и без того уже были напряженными из-за Крыма и Украины, а также из-за разногласий по поводу гражданской войны в Сирии. Существующая напряженность породила опасения относительно возможности возникновения новой холодной или даже горячей войны, способной превратиться в третью мировую.

Москва отреагировала тем что, во-первых, вывела российских туристов из Турции. Фактически с декабря начались потери турецкого туристического сектора. Во-вторых, отправила в Сирию комплекс С-400 и  развернула его в боевой порядок. В-третьих, Россия приняла меры по ограничению продвижения турецкой торговой массы на российский рынок.  В-четвертых, развернула активную информационную и дипломатическую работу по увязыванию террористов из ИГИЛ и непосредственно Эрдогана и его семьи. Тем более что доказательств этому уже достаточно, и российское телевидение уже без стеснения говорит не только о нефтяном бизнесе всей семьи Эрдогана с террористами ИГИЛ, но и о производстве и торговле синтетическими наркотиками. В-пятых, Россия приостановила финансирование турецких проектов и дала соответствующие указания российским компаниям. Одновременно приостановлена деятельность турецких компаний в России. В-шестых, Россия начала гораздо более плотно работать с курдскими политическими силами. И в политическом плане, и в военно-техническом.

А ведь было другое время.Между Россией и Турцией сложились прочные взаимоотношения с товарооборотом на десятки миллиардов долларов. Турция и Россия ввели безвизовый режим (который Москва отменила с 1 января 2016 г.), и четыре миллиона российских туристов ежегодно тратили на турецких курортах десятки миллиардов долларов США.

Турецкие компании осуществляли в России высокодоходные строительные проекты. Россия на 60 % обеспечивала Турцию природным газом, а Путин запустил «Турецкий поток» — крупный трубопроводный проект на 30 миллиардов долларов, после реализации которого Россия могла бы поставлять в Турцию и Европу 63 миллиарда кубометров газа. Росатом строит в Аккую гигантскую атомную электростанцию стоимостью 20 миллиардов долларов.

В результате Турция стала единственной страной НАТО которая не поддержала санкции против России.

Отсюда возникает вопрос: кому это надо и зачем?

Попытаемся разобраться. Тем более что 2016 г. позволил по-новому взглянуть на причины конфликта.

У нынешней вспышки враждебности между Россией и Турцией много последствий. Одно из них, относящееся к сфере экономики. Проект доставки российского природного газа сначала в Турцию, а затем в Европу поставлен на прикол. В этом проекте, получившем название «Турецкий поток», было множество проблем, но он все равно был гораздо ближе к реализации, чем любая из альтернатив.

Проиграет ли Турция от того что отказалась от газового проекта с Россией еще вопрос, а вот то что от этого проиграла Россия бесспорный факт. Для Турции есть два варианта. Первый поставки газа и нефти из Ирана. И мы видим, что с Ирана уже сняли санкции, а значить он выходит на прямые поставки своих энергоносителей и становиться еще одним конкурентом России. Следующий вариант — Азербайджан. Они с Турцией являются соседями, между ними налажены хорошие отношения, и они вместе строят Трансанатолийский газопровод (TANAP), по которому газ из Азербайджана планируется поставлять в Европу. Поэтому, когда начался кризис между Москвой и Анкарой, Азербайджан и Турция объявили, что строительство Трансанатолийского газопровода будет ускорено. Его строительство планируется завершить к 2018 г. Таким образом, Россия потеряла еще одного партнера и приобрела конкурентов (Иран и Азербайджан) в сфере поставок энергоносителей.

Что касается экономики России — то она как и курс рубля завязана на экспорт энергоносителей.  Главный риск для таких экономик — волатильность цен на мировых рынках. Падение цен на нефть почти на 70%, вызвало в России и падение курса рубля. Он уже достиг 80 руб за доллар и продолжает падать. И если до нового года власти убеждали население в том что ситуация стабильна и мы даже благополучно пережили пик кризиса то теперь вдруг спохватились и принялись выдвигать всевозможные рецепты спасения экономики.  Теперь уже утверждают, что новый год будет еще труднее предыдущего что необходимо «затянуть пояса» и т.д. Правительство уже объявило о принятии программы экстренных мер и пересмотре бюджета.

Основную ответственность за экономический тупик, в котором сегодня оказался российский народ, несет В. Путин. Когда этот российский лидер с мышлением государственника попытался через крупные (и опять же государственные) холдинги провести программу модернизации, подготовленную для спасения экономики страны от сырьевой зависимости, он рассчитывал на политическую и экономическую стабильность.  Однако во время реализации программы развития несырьевых секторов был упущен главный вопрос, который заключался в том, что и эта программа была подчинена доходам от нефти — крупнейшему источнику государственных доходов.  Цены на нефть упали, модернизация замерла на полпути, страна близка к масштабному коллапсу.

Очевидно также, что попытки России играть самостоятельную роль во внешней политике отнюдь не прельщают руководство США. Там, безусловно, очень хорошо знают все слабые места российской действительности. Одним из которых является наш ура-патриотизм, к сожалению не подкрепленный ни экономически, ни политически.

Вступление России в сирийский конфликт изначально вызвало негативную реакцию Вашингтона, но постепенно  Белый дом начал разыгрывать очередную комбинацию теперь уже с участием Турции. Цель —  окончательно рассорить с нами последнюю страну из НАТО, с которой Россия поддерживала экономические отношения. Я не думаю, что в США не знали о торговле семьи Эрдогана с ИГИЛ. На мой взгляд, на этом и строился расчет.

Здесь все оказалось просто. И Эрдоган и Путин попались на удочку Запада. Турция не присоединялась к западным санкциям и попыткам изолировать Россию. Турция построила глубокие отношения с Россией. Но Запад не хотел этого, и, толкнув Турцию на уничтожение российского самолета, испортил отношения между двумя странами. Эрдоган не мог сбить российский самолет, не посоветовавшись с американцами.

Сейчас, после того как Вашингтон признал, что ВВС Турции сбили бомбардировщик ВКС России в небе над территорией Сирии, сразу три турецких телеканала сделали вброс, что операцию турецких ВВС одобрил Обама на саммите G20 в Анталье.

Кроме того как выяснилось российские самолеты неоднократно нарушали воздушное пространство Турции но конфликт всегда исчерпывался извинениями российской стороны. Очевидно, что Турция готова была относиться к подобным инцидентам лояльно и дальше. Но тут США надавили на Эрдогана а он выполнил заказ. Как это могло произойти? Да очень просто. В Белом доме просто надавили на турецкого президента, используя в качестве рычага для этого его связи с ИГИЛ.

Рассчитывал ли Эрдоган на помощь США. Наверное, да. Ведь оперативная логика НАТО формулируется следующим образом: нападение на одного члена является нападением на всех. Что будет делать НАТО, если Эрдоган спровоцирует нападение со стороны России и после этого обратится к Статье 5 и призовет все страны НАТО защитить Турцию от нападения путинской России? Поэтому в принципе Эрдоган ничем не рисковал. Война с Россией Турции не угрожала.

Да, в России вновь всколыхнулась волна ура-патриотизма. В СМИ начали бряцать оружием, сбитому летчику не понятно за что, присвоили звание Героя России, а морского пехотинца, действительно проявившего личное мужество и возможно героизм (как ни как спасал нашего летчика и был ранен) наградили только орденом.

Серьезно в прессе обсуждался вопрос, а сможет ли Турция закрыть проливы или смогут ли российские войска победить турок? В западных СМИ даже пытались сравнивать данную ситуацию с ситуацией времен Крымской войны. Ставя на одну доску Путина с Николаем I, а Эрдогана с Абдул-Меджидом I. Дескать, Путин новый «жандарм Европы» а Эрдоган бредит возрождением Османской империи. Такие публикации даже смешно читать.

Ну, какой же Путин жандарм, если Россия чуть ли не упрашивает Запад начать сотрудничество ради сохранения того, что еще осталось от Сирии. Или, разве не Москва призывает не поддерживать Турцию в конфликте с Россией, который, скажем честно, не имеет никакого отношения к НАТО.

Кроме того, после кровавых терактов в Париже, Россия мгновенно кинула на стол геополитической игры старую, но проверенную карту «общей борьбы с терроризмом». В этой игре Москву был готов поддержать и Париж. Президент Франции Франсуа Олланд стал лоббистом идеи о создании широкой коалиции. Такая идея была полезна Москве, потому что позволяла надеяться преодолеть международную изоляцию, а может даже «обменять» проблему Украины (оставляя возможность делать с этим соседним государством что угодно) на сотрудничество в Сирии. Однако инцидент с Су-24 закрыл дорогу даже мысли о создании такой коалиции.

И какой же Эрдоган Абдул-Меджид если в игре против Путина, он опирается на русофобию Запада и следует установкам Вашингтона. И это несмотря на то, что существование НАТО со всей ее организационной структурой, связывающей Анкару, Брюссель и Вашингтон, делает его задачу легче, чем она должна была бы быть.

Кроме того глядя на события последнего года, можно сделать вывод, что США не были искренними в отношениях с Турцией. Позиции США и Турции расходятся по целому ряду вопросов: роль Асада в будущем Сирии, сирийские курды, сирийские туркмены, роль России и Ирана в Сирии, бесполетная зона, которую Турция желает создать в Сирии, чтобы остановить поток беженцев, ИГИЛ. Ни по одному из этих вопросов США не заботятся об интересах своего союзника — Турции.

По всем вышеперечисленным вопросам США занимают противоречивую и нечеткую позицию. Причина этой неопределенности — стремление в нужное время использовать эти проблемы в угоду своим интересам. Союзники так себя не ведут.

Что же касается проблемы проливов то и здесь аналогии не уместны.  РФ отнюдь не Российская империя и тем более не СССР. Как известно даже И.В. Сталин отступил в послевоенном конфликте с Турцией. Да и в Турции учитывая формулировки конвенции Монтрё, полное закрытие проливов для российского военного и торгового флота представляется маловероятным. Статья №2 конвенции гласит, что «торговые суда пользуются полной свободой проезда и навигации в проливах, ночью и днем, под любым флагом и с любым грузом, без каких-либо формальностей». Также по конвенции российским военным судам предоставляется доступ к открытому морю. Кроме того если достаточное количество стран начнет думать, что Турция не выполняет положения конвенции, это может привести к пересмотру данного договора.

Только при определенных обстоятельствах Турция может на законных основаниях перекрыть проливы для российских кораблей: если Турция станет участником конфликта или ей будет что-то угрожать, в соответствии с конвенцией она будет иметь право не допускать в проливы суда противника.

Но Анкара в силах создать сложности для российских кораблей. По конвенции, турецкие власти имеют право осматривать суда, подозреваемые в загрязнении окружающей среды или перевозке незаконных грузов, включая оружие или наркотики. Учитывая нарастание напряженности в двусторонних отношениях из-за Сирии, проливы являются козырями в колоде Турции, т.к. критически важны для материально-технического обеспечения российских баз на сирийской территории.

Таким образом, весь конфликт только на руку США.

Что же получилось в результате? Во-первых, новый виток обострения отношений между РФ и НАТО. Во-вторых, вышли наружу  связи Турции с боевиками ИГИЛ. В-третьих, стала невозможна реализация ряда взаимовыгодных проектов. Наконец, подорваны долгие добрососедские отношения между Россией и Турцией, в том числе в экономике и гуманитарной сфере.

В заключении, очевидно, что это событие показало, что Москва, во-первых, не готова к серьезной военной конфронтации с НАТО. Во-вторых, Кремль потерпел стратегическое поражение — основательно испортил отношения с Турцией, которая на некоторое время стала «основным врагом России», хотя еще не так давно Москва смотрела на Анкару как на возможного союзника.

Самохин А.В.

You can comment this article, but links are not allowed.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика