Голландцы готовят ракетную атаку на Москву

DwB_1712_

Джон Хелмер, Москва

Правительство Нидерландов решило провести ракетную атаку на Москву в октябре. Скрывая все доказательства, полученные после вскрытия тел жертв крушения рейса МН17 авиакомпании Malaysian Airlines, чиновники из Совета безопасности Нидерландов и действующие с ними заодно голландские военные, полиция и прокуроры готовятся опубликовать отчет о крушении самолета с зияющей дырой в его достоверности.

В то же самое время и, по-видимому, оставаясь неизвестным в Нидерландах, отчет австралийских коронеров об идентификации и судебно-медицинской экспертизе тел погибших, проведенной в Нидерландах, говорит о том, что данные вскрытия трупов показывают, что в своих публичных заявлениях чиновники нидерландского правительства лгут о металлических уликах, которые они обнаружили, как они утверждают. Эти улики не только были похоронены вместе с останками пассажиров. Они были похоронены правительством Нидерландов и коронерами в Британии и Австралии, которые теперь по закону обязаны провести независимое расследование того, что вызвало смерти граждан в их юрисдикции. Все они скрывают КТ-сканирование, результаты рентгенологических исследований, результаты патологоанатомического вскрытия и другие результаты вскрытия трупов, включая металлургические анализы, документация по которым прилагалась к гробам жертв крушения самолета, отправленным из Нидерландов в их родные страны.

Эрвин Мюллер (ниже слева), сопредседатель Совета безопасности Нидерландов (СБН), официального органа по расследованию авиакатастроф, и Фред Вестербеке (справа), голландский офицер полиции, возглавляющий Объединенную следственную группу (ОСГ), экспертно-криминалистическое подразделение при голландской прокуратуре, объявили, что 1 июля государствам, участвующим в расследовании, был представлен предварительный «окончательный» отчет о разрушении самолета рейса МН17.

 

Таких государств 7, согласно СБН: Нидерланды, Малайзия, Украина, Российская Федерация, Соединенное Королевство, Соединенные Штаты и Австралия. ОСГ является более ограниченной группой, в которую входят голландские, украинские, австралийские и бельгийские офицеры служб безопасности и разведки. Малайзийцы попросили об участии в составе ОСГ через три месяца после ее образования. Голландские официальные лица также утверждают, что они изучают высказывания чиновников других правительств и запланировали на 13 октября публикацию отчета СБН.

Значение отчета СБН теперь всецело зависит, как говорят правительственные чиновники, патологоанатомы и адвокаты, от четырех сходных слов с совершенно разными значениями.«Первое» слово – это onderdelen (части), которое чиновники СБН используют для обозначения ракеты класса земля-воздух «Бук». Второе слово – это «metallfragmente» и «metalen deeltjes», которое используется Вестербеке и его представителем равным образом для обозначения металла не от самолета МН17, а также из корпуса самолета. Третье ключевое слово – это «missile», которое, как говорят австралийские следователи-коронеры, относится не к «Буку» или любому другому виду боеприпасов взрывного действия, а к «летящим предметам, ударяющим в тело». Четвертое слово – это «raket», которое, как говорят голландские следователи, включая тех, кто занимается официальным опознанием жертв крушения МН17, относится к таким ракетам класса земля-воздух как «Бук», а также к ракетам класса воздух-воздух, ракетам с инфракрасной системой самонаведения и другим ракетам, выпускаемым с самолета.

Чтобы голландцы могли доказать, что МН17 был сбит произведенной в России и примененной Россией ракетой класса земля-воздух «Бук», металл в трупах и частях тел является единственной достоверной уликой, извлеченной с места падения самолета; кропотливо проанализированной с занесением в протокол голландских расследований; и возвращенной на родину жертв в заверенных документах, которые, как говорят голландские и другие источники, сопровождали гробы, когда их отправили на родину. Эти документы содержатся теперь в материалах в Нидерландах и в коронерских органах во всех странах, в которые были отправлены останки и гробы.

За последнюю неделю голландские, британские и австралийские официальные лица все отказались подтвердить, что они располагают этими уликами. Также они не ответили на вопросы о том, когда, и если вообще они планируют начать судебные следствия, на которых эти улики должны быть представлены публичным образом.

Дерк Хайер, главный коронер в Онтарио, родной провинции Андрея Энгела, одинокого канадского пассажира, потерявшего жизнь в МН17, говорит, что Канада не собирается проводить расследование. «Для системы расследования причин смерти необычно участвовать в деле о смерти, которая произошла за пределами провинции… Наши полномочия для проведения расследования ограничены Онтарио – это не в нашей сфере полномочий руководить расследованием за пределами нашей провинциальной юрисдикции». Соответственно, его офис не участвовал в расследовании по делу МН17 «и поэтому дознания не будет».
Если улики расследования не подкрепят доказательствами разницу в значениях используемых до сего дня слов, допускающих двоякое толкование, и если сами расследования будут отложены на неопределенное время, чтобы свидетельства по делу не разглашались, то тогда вывод несомненен – нет никаких свидетельств того, что МН17 подвергся взрыву ракеты системы «Бук», что затем привело к смерти всех людей на борту самолета.

 

Голландский патологоанатом профессор Георге Маат (выше на фото), непосредственно участвовавший в идентификации тел на военной базе в Хилверсум, был уволен в апреленидерландским правительством за демонстрацию студентам медицины, изучающим методы идентификации, примеров из его записей, которые он сделал. В прошлом месяце Маат написал, чтобы опровергнуть утверждения, тиражируемые на украинских веб-сайтах, что рентгенологические исследования показали, что металлические фрагменты были извлечены либо из жертв рейса МН17, либо поступили от голландских следователей. Эту фальшивку можно посмотреть здесь. Маат не демонстрировал никаких результатов рентгенологических исследований на своей спорной лекции и не делал заявлений, что в телах жертв были обнаружены осколки ракеты.

В расследовании австралийских коронеров, о котором сообщалось на профессиональнойвстрече международных коронеров и патологоанатомов в Мельбурне, Австралия, в ноябре прошлого года были приведены единственные удостоверенные подробности расследования, которое голландцы предприняли после крушения самолета. Два автора доклада – это Дэвид Рэнсон (ниже слева) и Йэн Уэст (в центре); первый является старшим доцентом в области судебной медицины и заместителем директора Викторианского института судебной медицины; второй – заместителем коронера штата в коронерском суде штата Виктория. Это официальный орган, отвечавший за получение всех 27 австралийских жертв крушения самолета рейса МН17. Коронер штата Виктория, судья Йэн Грэй (справа), также отвечает за проведение расследований и дознаний в отношении 18 жертв, являвшихся жителями штата Виктория, тела которых были возвращены семьям для погребения на территории штата.

Сообщая о «характере останков», Рэнсон и Уэст говорят, что преобладающими были «повреждения огнем»: «все образцы, включая … полное сожжение, частичное сожжение, без ожогов». Повреждения, установленные ими, включают такие, что уничтожили тело «различным образом» и «полностью». Были, сообщают они, «существенные внутренние повреждения со слабыми внешними признаками» и «никакого кровоизлияния вокруг переломов». Согласно источникам, участвующим в расследовании по делу МН17, это означает, что не было артериального давления, и значит жертвы были мертвы до того, как ударились о землю.

Самое главное, австралийские эксперты сообщают: «повреждения от снарядов были редкими, но имелись». Один австралийский сведущий человек, знакомый со свидетельствами, описанными в докладе Рэнсона-Уэста, но говоривший без указания источника, предупреждает: «Не путайте значение слова «снаряд». Оно означает летящие предметы, которые ударяют в тело.» Неизвестно, были ли показаны Рэнсону и Уэсту рентгеновские снимки или результаты КТ-сканирования австралийских жертв. Их полный доклад можно прочитать здесь.

Когда самолет рейса МН17 был сбит над восточной Украиной 17 июля 2014 года, на борту самолета находилось 298 человек. На сегодня найдены и официально идентифицированы останки 296 человек, согласно голландским СМИ. Гражданство жертв, о чем сообщалось в заявлениях авиакомпании, таково – 193 голландца, 43 малайзийца, 27 австралийцев, 12 индонезийцев, 10 британцев, 4 немца, 4 бельгийца, 3 филиппинца, 1 новозеландец и 1 канадец. О личности 2 ненайденных человек не сообщалось.

В австралийском докладе обстоятельно объясняются проблемы сбора и установления подлинности свидетельств в Украине, где «не было судебного контроля»; где инструкции Интерпола в отношении международной авиационной катастрофы не выполнялись; и где было «несоответствующее временное хранение и консервация тел». Когда тела были доставлены в голландские военные казармы, где проходило расследование, было проведено «КТ-сканирование содержимого гробов», согласно Рэнсону и Уэсту. Они описывают процедуру сортировки, которая затем последовала: «Если есть подозрительные посторонние предметы [обнаруженные во время сканирования], то переходите к ограниченому судебному вскрытию. Если подозрительных посторонних предметов нет – переходите в зону обследования для ИЖК [идентификации жертв катастрофы].»

Это показывает, что КТ-сканирование было проведено в отношении всех останков, и тем самым результаты сканирования были задокументированы для каждой жертвы, тело которой было найдено и возвращено домой или передано ближайшим родственникам. На этом этапе голландской процедуры нет упоминания рентгенологических исследований, их могли провести во время «ограниченного судебного вскрытия». Одна из причин подозревать, что рентгеновские снимки, появившиеся в украинских СМИ, являются фальшивыми, заключается в том, что голландцы использовали во время процедуры КТ-сканирование.

Рэнсон и Уэст объясняют действия, которые выполнялись для основных национальностей, типы исследований и собранные свидетельства для идентификации.

 

В австралийском докладе не раскрывается, какие свидетельства были собраны во время «ограниченного судебного вскрытия». Но Рэнсон и Уэст сообщают, что «подозрительные посторонние предметы», обнаруженные при КТ-сканировании, в качестве «повреждений от снарядов» были «редкими». Насколько они были редкими, было ненароком выдано голландским обвинителем Вестербеке.

Что несомненно, как говорят медики-патологоанатомы, так это то, что голландцы провели вскрытие останков, чтобы удалить то, что австралийцы называют «подозрительными посторонними предметами», когда они были обнаружены. Время возвращения на родину останков также указывает на то, что Вестербеке взял под свой контроль эти «предметы» и проанализировал их, взяв пробу металлов и сравнив результаты с техническими характеристиками боеприпасов, к октябрю месяцу, когда были осуществлены последние возвращения останков. Нет никакого сомнения, говорит один голландский источник, что «к тому времени Вестербеке знал точно, с каким металлом или металлами он имеет дело».

Когда голландцами был завершен процесс идентификации жертв катастрофы, чтобы гарантировать, что останки надежно идентифицированы до отправки их на родину, в австралийском докладе говорится, что были «документы и проверки идентификационных бирок». Для каждого погибшего в эти материалы были включены «результаты КТ-сканирования и фотографии».

Австралийские источники сообщают, что эти материалы были затем прикреплены к каждому гробу для возвращения на родину. Все австралийские гробы были отправлены в Мельбурн, перевезены в морг коронера штата Виктория и заново документально подтверждены. Те из жертв, место жительство которых и родственники находились в других штатах, были отправлены самолетом в эти штаты.

Австралийские источники говорят, что криминалистический и коронерский процесс в Австралии «работает, но пока не начался». Источники говорят, что «были встречи с австралийской федеральной полицией (АФП), и что этот процесс также продолжается. В эти расследования полицией и правительственными спецслужбами включены австралийские патологоанатомы, работавшие над идентификацией жертв катастрофы в Голландии, а также другие эксперты. Австралийская федеральная полиция уже собрала пакет свидетельств, которые указаны в сводной информации, разосланной для обсуждения на встречах полиции с экспертами. Этот процесс и сводная информация держатся в секрете; некоторые эксперты и следователи, участвовавшие в предсмертном исследовании и процессе идентификации, были исключены из обсуждений. Согласно одному эксперту, «среди жертв существуют огромные вариации. Обсуждается множество возможностей [причин смерти]».

Коронера от штата Виктория Грэя спросили, принял ли он решение в отношении того, будут ли его дознания ограничены лишь идентификацией жертв или же будут расширены до установления причины смерти и криминалистических вопросов. Внутренние источники считают, что Грэй будет руководствоваться докладом австралийской федеральной полиции. Грэя попросили рассказать, будет ли он «работать и изучать свидетельства о ранениях жертв, включая рентгенологические исследования, КТ-сканирование и отчеты голландских властей (Национальной команды по криминалистическим расследованиям, Объединенной следственной группы, Совета безопасности Нидерландов), которые сопровождали останки при возвращении их домой? Будет ли [он] заслушивать показания австралийской федеральной полиции (АФП)?»

Его представительница Нола Лос ответила: «Судье Грэю будет нужно санкционировать публикацию любой информации, связанной с деталями о жертвах крушения МН17 из штата Виктория. К сожалению, он не сможет это сделать до следующей недели».

Лос и Грэй подтверждают, что общее число австралийских жертв – 27; 18 из них — из штата Виктория. Их дела являются «открытыми», говорит Лос, «и рассматривается дата для дознания позднее в этом году».

В Британии, где освещение прессой предполагаемой атаки ракеты «Бук» широко распространено, как и в Австралии и Канаде, в коронерской системе присутствует аналогичная секретность. На борту самолета находились, как установлено, 10 британских граждан или проживающих в Британии. Однако, так как некоторые имели двойное гражданство или проживали в других странах, британские СМИ сообщили только о 4 похоронах в Британии. Другие, возможно, были похоронены в Австралии, Новой Зеландии и Южной Африке.

Правительство в Лондоне объявило, что «главным коронером [судьей Питером Торнтоном, королевским адвокатом] были отданы распоряжения после катастрофы самолета рейса МН17 в Украине в июле 2014 года. Коронеры обязаны расследовать насильственные или противоестественные смерти, происходящие за границей, когда тело возвращают в Англию и Уэльс. В данном случае, при согласии всех затронутых семей все возвращенные на родину тела сначала направлены в участок главного коронера, где один старший коронер координировал все мероприятия при содействии Министерства иностранных дел и по делам Содружества и полиции. Согласованные расследования коронера будут проходить с учетом результатов обширных голландских расследований».

 

Старшим коронером является Кэтрин Мэсон (на фото), которая возглавляет коронерский суд вЛестере. Будучи адвокатом и медсестрой по профессии, она ранее работала на нижестоящих должностях в других регионах и является главным коронером Лестера в течение 6 лет. Проверка ее судебных документов в отношении имен жертв крушения МН17 показывает, что22 сентября 2014 года было начато расследование смерти Ричарда Мейна, а затем сразу отложено без указания новой даты.

Месяц спустя, 27 октября, также было приостановлено расследование смерти Джона Олдера. Правовое основание для действий Мэсон было указано как Приложение 1 Параграф 5 Закона о коронерах и правосудии от 2009 года. Это приложение предоставляет ей свободу действий: «старший коронер может приостановить расследование смерти человека в соответствии с этой частью Закона в любом случае, когда коронер посчитает допустимым это сделать».

На прошлой неделе Мэсон спросили, сколько расследований в отношении жертв крушения МН17 она проводит, и запросили их имена. Какие обстоятельства, спросили ее, «Вы посчитали допустимыми для приостановки расследований по этим делам? Передали ли Вы полномочия для сбора свидетельств и экспертно-криминалистических исследований по этим делам другому органу, британскому или иностранному? Кому были переданы эти полномочия и на каком основании?» Наконец, Мэсон спросили, какими посмертными данными или данными вскрытия останков жертв она располагает. Мэсон отказалась отвечать. Источник в ее суде говорит, что Мэсон задерживает расследования, «пока проходят расследования за границей». Источник предполагает, что британское правительство решило положиться на голландцев в плане свидетельств.

В Нидерландах орган по расследованию авиационных катастроф, СБН, опубликовал свой предварительный доклад в сентябре 2014 года. Детали свидетельств, которые он установил, и то, к каким заключениям он пришел, читайте здесь. На следующий день после публикации доклада СБН главный российский чиновник, отвечающий за российское участие в голландском расследовании, Олег Сторчевой (фото ниже), заместитель главы Федерального агентства воздушного транспорта (Росавиация), сказал, что СБН не заметил важные улики.

 

«Расследование должно далее изучить данные радаров и данные вскрытия жертв. Все эти шаги считаются обязательными в гражданской авиации, и обычно не делается никаких предварительных заключений до завершения всех этих исследований. К сожалению, было потеряно значительное время, и некоторые данные будут недоступны – я имею ввиду останки тел жертв и обломки самолета, безопасность которых недостаточно обеспечена и которые находятся в зоне вооруженного конфликта. Тем не менее, эту работу необходимо провести, чтобы гарантировать быстрое и беспристрастное расследование причины крушения».

Сторчевой сказал СБН то, что тот уже признал в преварительном докладе, на странице 4, где в докладе утверждается, что он включит «результаты патологоанатомических исследований» в «дальнейшей работе… чтобы подкрепить доказательствами фактографическую информацию». На странице 32 СБН повторил обещание, что в «будущих расследованиях» он проанализирует «результаты патологоанатомических исследований».

25 сентября Росавиация опубликовала текст письма, которое Сторчевой отправил СБН, с перечнем свидетельств, которые расследование СБН должно затронуть для составления своего окончательного доклада. Вот здесь текст с 24 пунктами. Пункт 3 является приоритетным для доказательств: «Патологоанатомическое исследование погибших пассажиров и членов экипажа, включая присутствие поражающих элементов и других инородных тел и веществ».

Председателя СБН Мюллера попросили подтвердить, что он читал письмо Сторчевого, и сообщить, какой ответ он отправил. Он отказывается что-либо сообщать. Затем его спросили: «Когда останки были переданы родственникам и возвращены на родину, какое свидетельство о смерти было выдано голландскими властями? Что было указано как причина смерти? Делались ли рентгеновские снимки останков всех жертв? Какие еще патологоанатомические анализы были проведены на останках и образцах тканей? Какие официальные документы сопровождали останки при их возвращении на родину, и включали ли они рентгеновские снимки и результаты других патологоанатомических исследований?»

 

Представительница Мюллера Сара Верноэй (на фото) ответила: «до тех пор, пока идет расследование, мы не можем предоставлять информацию или подробности. Совет безопасности Нидерландов опубликует окончательный доклад 13 октября, до того мы не будем предоставлять какую-либо информацию касательно материалов расследования или источников». Но это не может быть правдой, было сказано ей и Мюллеру, так как СБН недавно опубликовал сообщения для прессы с раскрытием «информации или подробностей» о предполагаемом обнаружении и изучении частей ракеты «Бук»; и о поведении жертв и о том, что они были в сознании перед их смертью.

Верноэй затем признала, что это являлось «информацией или подробностями», но теперь она утверждает: «Я не могу предоставить больше подробностей, чем мы уже предоставили». Что касается вопросов Мюллеру о доказательствах, собранных перед возвращением тел на родину, и о том, что было написано в голландских свидетельствах о смерти, Верноэй сказала: «Возвращение на родину и идентификация производятся судебной группой Национальной команды по криминалистическим расследованиям или НККР, ее представитель – г-н Франсман (j.s.t.fransman@minvenj.nl)».

 

Landelijk Team Forensische Opsporing (Национальная команда по криминалистическим расследованиям, НККР) в Нидерландах является полицейским и военным органом правительства Нидерландов, возглавляемым Ари Де Брейном (на фото). В расследовании к голландцам присоединился германский офицер Федерального управления уголовной полиции (ВКА), и аналог офицера австралийской федеральной полиции из Австралии.

Согласно сообщению малайзийского правительства, при идентификации жертв крушения МН17 «помогали ответственные руководители в области (а) логистики и расквартирования, (б) предсмертного процесса, (в) посмертного процесса, (г) процесса согласования и (д) процесса выдачи. Другими странами, участвовавшими в операции расследования по делу МН17, были Малайзия, Бельгия, Соединенное Королевство, Австралия, Германия и Индонезия. Главы групп 6 стран были официально назначены ответственными должностными лицами в организации по идентификации жертв катастрофы МН17. Команде международных экспертов-криминалистов под руководством голландца Герта Вибелинка из голландской Национальной команды по криминалистическим расследованиям или НККР был передан контроль над расследованием в Харькове. У НККР восемь штатных сотрудников в Украине, включая г-на Вибелинка. «Мы собираем образцы ДНК, волосы, отпечатки пальцев, информацию о шрамах или татуировках или родинках» у ближайших родственников жертв, сказал в интервью Йос ван Ро, руководитель команды НККР в Нидерландах».

 

Представителя НККР Яна Франсмана (на фото) спросили в пятницу, входило ли в процедуры НККР в отношении жертв крушения рейса МН17 вскрытие тел, чтобы установить причины смерти и обнаружить осколки, пули или другие металлические фрагменты; и чтобы отправить в виде приложения с возвращенными на родину останками результаты КТ-сканирования, рентгенологических исследований и других патологоанатомических анализов. Франсман заявил: «Я не являюсь представителем НККР. Но я передам ваши вопросы моим коллегам». Первый ответ был неправдой, второй – тупиком. Когда ему сообщили, что он указан как представитель НККР Советом безопасности Нидерландов, а также в его собственной электронной подписи, и что он занимается дезинформацией и отговорками от имени НККР, Франсман перестал отвечать.

Франсман, как и его начальник де Брейн, не знал, что вопросы, на которые они отказываются отвечать, уже обнародованы австралийцами. Вот здесь представлено единственное публичноераскрытие информации со стороны НККР о том, чем она занимается.

Последним голландским чиновником, которого попросили ответить на вопросы, на которые австралийцы ответили еще в прошлом году, был Вестербеке из Объединенной следственной группы (ОСГ). Правительства Нидерландов, Украины, Австралии и Бельгии объявили, что ОСГ ограничена своим учредительным соглашением от 7 августа 2014 года и должна сохранять конфиденциальность улик, которые она обнаружила. Вестербеке известен тем, что давал голландским и германским СМИ и телекомпании Би-Би-Си утечки подробностей расследования, которые, как СБН утверждает, не должны разглашаться до следующего месяца. Вестербеке также известен тем, что сначала дает утечку каких-то деталей, а позднее делает противоречащие этому заявления.

Согласно этой схеме, опубликованной людьми Вестербеке, одним из ключевых видов улик в его уголовном расследовании являются «металлические частицы из тел жертв».

 

Источник: https://www.politie.nl/binaries/content/assets/politie/documenten-algemeen/mh17/mh17_web_engels.pdf

12 сентября 2014 года Вестербеке сказал голландской газете «De Volkskrant», что в телах жертв были найдены металлические фрагменты. Согласно вот этому сообщению, Вестербеке (и представительница полиции Патрисия Зорко) насчитали 500 полученных образцов; это, по-видимому, количество, найденное во время того, что австралийцы называют «ограниченным судебным вскрытием». Объясняя то, почему австралийцы сообщили о «редких, но присутствующих повреждениях от снарядов», Вестербеке сказал местной газете, что было 25 «metalen deeltjes» — то есть «металлических частиц», как Вестербеке и указал на своей схеме. Если 25 из 500 образцов дали положительный результат на металл, то это составляет долю в 5%.

Другой способ оценки редкости найденного металла можно проверить с помощью отчета, написанного Рэнсоном для коронера Грэя в Мельбурне, и затем разосланного семьям жертв. Отчет показывает, что в Хилверсуме было идентифицировано более 700 частей тел. Если 25 из них имели в себе металл, то тогда его доля составляет всего 3,6%. Это выглядит как очень небольшое количество для самолета, в который ударила ракета снаружи его корпуса. Это число также вполовину меньше числа металлических частиц на предполагаемых рентгеновских снимках, опубликованных украинцами. Указанное Вестербеке число исключает украинские снимки как сфабрикованные.

Отчет Рэнсона-Уэста подтверждает, что в плане временного отрезка эти улики были собраны в начале процесса сортировки в казармах Хилверсум, возможно, за несколько недель до того, как Вестербеке дал утечку об этих деталях. СБН не упомянул их в сентябрьском докладе. Сам Вестербеке забыл сказать, какие тесты он успел провести в отношении «металлических частиц», чтобы определить металл.

В версии Би-Би-Си того, что сказал Вестербеке 12 сентября 2014 года, добавлены подробности: «На пресс-конференции в Роттердаме в пятницу Фред Вестербеке… сказал, что следователи особенно интересуются происхождением 25 частей железа [sic], полученных из 500 образцов. «Самым вероятным сценарием было то, что самолет был сбит с земли», — сказал он. «Если мы сможем установить, что это железо происходит от такой ракеты, то это важная информация, конечно», — сказал он. «В данный момент мы не знаем этого, но это то, что мы расследуем».

Два других журналиста, слушавших Вестербеке, также обнаружили двойственность в его словах о металлических уликах. Голландский новостной веб-сайт утверждал, что они слышали, как Вестербеке сказал, что металл был найден «среди обломков [на земле] и в некоторых телах, и он мог быть от ракеты». Журналист «Рейтер» утверждал, что металлические частицы были найдены в багаже пассажиров, а также в телах. Местоположение тех и других Вестербеке забыл указать, скрыв тем самым то, были ли они сконцентрированы как осколки, и являлись ли образцы металла идентичными во всех 25 случаях.

Через месяц Вестербеке сделал новую попытку, на этот раз для германской аудитории. 27 октября 2014 года «Шпигель» процитировал слова Вестербеке, признавшего, что «металлические фрагменты» могут быть «осколками от ракеты «Бук», возможно, также частями самого самолета». Между двумя утечками Вестербеке для прессы журналисты не заметили, что Вестербеке за 45 дней не смог подтвердить происхождение металла, который у него имелся. Но он признавал, что первая утечка информации начала терять свое первоначальное значение. Если металл был протестирован и сравнен с алюминием, титаном и другими сплавами в крыльях самолета, стенах и в полу самолета, то тогда Вестербеке должен был знать, было ли «железо» исключено или нет.

Затем прошло девять месяцев, прежде чем Вестербеке начал снова давать утечки. Вот он даетинтервью, любезно подготовленное заранее Би-Би-Си и показанное 17 июля. На этот раз Вестербеке забыл вообще упомянуть «металл» — а Би-Би-Си забыла его спросить об этом. При этом в Лондоне не колеблясь озаглавили эту историю так: «Следователь по делу МН17: удар ракетой — самый вероятный сценарий».

На прошлой неделе Вестербеке попросили объяснить, куда делся весь металл от ракеты. Конкретно голландского полицейского попросили ответить на вопросы, на которые австралийские коронеры уже дали ответы. «Делались ли рентгеновские снимки останков всех жертв? Какие еще патологоанатомические исследования проводились в отношении останков и образцов тканей? Какие официальные документы сопровождали останки при их возвращении на родину и включали ли они рентгеновские снимки и результаты других патологоанатомических исследований? Что из этих данных, так называемых данных о металлических частицах, было передано любой стороне расследования, включая ближайших родственников?»

Вестербеке отказывается отвечать. Это черная дыра, которую голландцы создали сами в своем расследовании, но они не могут заполнить ее «железом» и не могут объяснить, как предполагаемый взрыв боевой части «Бука» мог произвести так мало осколков; а возможно, и вообще ни одного.

Источник: http://perevodika.ru/articles/29929.html

You can comment this article, but links are not allowed.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика