18.06.2014 — Круглый стол — Россия, Арктика, АТР: новые вызовы и перспективы сотрудничества

Osvoenie-Arktiki-s-novyimi-silami

В связи с постоянным увеличением интереса мирового сообщества к проблемам освоения Арктики и развернувшейся в этой связи дипломатической и информационной борьбы Центр изучения международных отношений в АТР и Дальневосточный государственный гуманитарный университет 19 июня 2014 г. провел Круглый стол, посвященный данной проблеме.

На встрече обсуждались вопросы возникновения и состояния спорных проблем освоения и использования арктического пространства и пути их разрешения.

Высказанные мысли моими коллегами вызвали необходимость подвести основные итоги дискуссии, чтобы определить основные угрозы России в Арктике, а также высказать некоторые предложения по затронутым вопросам.

И так, безусловно, арктический регион на сегодняшний день является объектом все возрастающего противостояния ведущих государств мира. Его экономическое и стратегическое значение увеличивается по мере усиления таяния арктических льдов и развития процессов глобализации.

Развивающееся в последнее время соперничество между государствами за обладание природными ресурсами уже привело к возникновению всевозможных конфликтов, в том числе в зоне АТР. При этом все они тесно увязаны с территориальными претензиями одних стран к другим. Эти вопросы также исследовались экспертами нашего Центра. Выводы, вытекающие из изучения проблемы, к сожалению не слишком утешительны: противоречия возникли как результат выявления новых ресурсных объектов, причем варианты силовых решений конфликтов не могут быть исключены.

В Арктике, к сожалению, тоже началось формирование территориальных проблем. Причем в их основе лежат серьезные противоречия и не только экономического, но и дипломатического и военно-политического характера.

Дипломатическая сторона проблемы, вытекает из противоречий между так называемым секторальным разделом Арктики и конвенцией ООН по морскому праву 1982 г.

Россия здесь находится в очень интересном положении. Дело в том, что в 1926 г. СССР определил границы своих полярных владений. Эти действия стали ответом на подобные меры со стороны США, Канады и Норвегии. Таким образом, против секторального раздела не было выдвинуто серьезных возражений. На протяжении всего столетия ни одна страна мира не оспаривала это право. Таким образом, фактически Россия как правопреемница СССР получила право довольно обширных арктических владений.

С другой стороны присоединение РФ в 1997 г. к Конвенции ООН по морскому праву, которая фактически ограничивает правопользование стран только континентальным шельфом, обязывает страны-участницы в течение десятилетнего срока подготовить и внести в ООН заявку с обоснованием прав на расширение своей зоны в Арктике.

Трагические исторические события, связанные с развалом СССР и становлением ельцинской России, отвлекли внимание российского государства от проблем Арктики и жизни там людей. Изучение и дальнейшее освоение Арктики прекратилось. Был закрыт Северный морской путь, прекратили работу на Севере ряд важных промышленных предприятий. Как результат: лишение трудившихся людей заработанных ими привилегий и начавшийся отток населения. Все это нанесло огромный ущерб делу освоения Арктики.

С 1990 г. началась поэтапная сдача позиций в арктике, которая продолжается до сих пор, несмотря на то, что в «Основах государственной политике Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу» утвержденную Президентом России 18 сентября 2008 г. сектор арктических владений бывшего СССР признается незыблемым.

Первый удар последовал в 1990 г. когда был заключен т.н. пакт Шеварднадзе-Бейкера. Вторым ударом стало подписание в 2010 г. нового договора с Норвегией. Последний стал фактическим повторением пакта 1990 г. при этом, фактически дезавуировав границу Полярных владений 1926 г., которую никто не отменял и не изменял.

При этом специальный представитель Президента России по Арктике и Антарктике А. Чилингаров на II Международном Арктическом мурманском экономическом форуме высказался за удаление с карт Арктики границ Полярных владений России.

Возникает вопрос: не станут ли подобные высказывания российских официальных представителей отправной точкой для Запада в его попытках лишить Россию значительной части Арктики? Тем более что, как указывалось выше, юридические противоречия уже существуют.

Я считаю, что руководству страны давно пора принять окончательное решение: или официально отказаться от своих полярных владений и действовать в новом правовом поле, организуя научное обоснование своих прав на Арктику на основе международного права, либо, опять же таки официально, заявить о своем праве на сохранение пусть и урезанного но все еще достаточно большого арктического сектора.

Пока не будет принято именно политическое решение, Россия будет сдавать свои позиции в регионе.

Отказ от секторального варианта может привести к окончательной интернационализации Арктики, во всяком случае российского сектора, что фактически будет способствовать установлению полного господства США и Евросоюза и в этой части земного шара.

Сохранение же сектора Арктических владений России потребует от руководства принятия серьезных мер по обеспечению, прежде всего военной безопасности и развития соответствующей инфраструктуры в крайне не благоприятных условиях Севера. Фактически России придется вернуться на рубеж 1930-х гг. и начать освоение Севера практически заново. А хватит ли на это у нее сил и главное средств?

В тоже время если Россия пойдет на интернационализацию Арктики, то фактически наша страна откроет огромные территории для экспансии США и Евросоюза и я не уверен, что это будет только мирная экспансия.

Дело в том, что пока внешние вызовы российским национальным интересам в Арктике сегодня сводятся главным образом к стремлению остальных, в том числе и не арктических государств, пересмотреть в свою пользу существующие международно-правовые договоренности и акты о линиях разграничения континентального шельфа и о границах экономических зон. Возникают, пока только проекты, преобразования российского Северного морского пути в международный коммерческий транзитный маршрут, причем с интернационализацией права проводки судов по этому маршруту. Оспаривается право РФ регулировать судоходство на отдельных участках Севморпути и т.п.

Однако с 2009 г. США и страны НАТО, а также т.н. «нейтральные» европейские государства ежегодно, а иногда и по нескольку раз в год проводят учения в арктических водах с участием десятков боевых кораблей и самолетов.

Стремясь ослабить российский военный потенциал в регионе, США одновременно наращивают свои военные возможности в Арктике, усиливая военное значение Аляски. На территории этого штата уже расположены военно-воздушные базы, армейская и морская базы и ещё 54 др. военных объектов. Группировка сухопутных войск на Аляске включает две бригады (по три полка) отличающиеся очень высокой стратегической мобильностью: 4-я воздушно-десантная бригада может быть переброшена в любую точку Земли за 18 ч., 1-я – за 4 суток.

Именно на Аляске находится самый крупный позиционный район глобальной системы ПРО США, оснащенной ракетами GBI – всего 30−40 ракет. Авиация насчитывает более 100 самолетов из них 40 новейших F-22 − единственных в мире истребителей 5-го поколения.

В тоже время ближайшая база РФ в Восточном ВО истребителей близких по ТТХ американским находится в 5 тыс. км от Аляски.

Боевые корабли ВМС США на Аляске не базируются, однако в Арктике могут быть использованы силы как Атлантического, так и Тихоокеанского флотов США. А это 14 атомных ПЛ с баллистическими ракетами (ПЛАРБ) и 4 с крылатыми ракетами (ПЛАРК), 54 атомных многоцелевых ПЛ (ПЛА), 11 атомных авианосцев, 22 крейсера, 55 эсминцев, 30 фрегатов, 31 десантный корабль. Если прибавить к этому силы только Скандинавских стран то это увеличит группировку на 600 боевых самолетов, 24 подводных лодки и свыше 30 боевых кораблей основных классов.

И это притом, что в этих условиях Пентагону достаточно постоянно держать в арктических широтах оперативную ракетную группу в составе трех-четырех крейсеров и четырех-шести эсминцев. Её суммарное вооружение, способное эффективно сбивать как МБР, так и их боевые части, достаточно для того, чтобы гарантировать безопасность США от атак с севера.

Американские ВВС и подлодки, выполняющие боевое патрулирование в зоне Северного Ледовитого океана, также обладают высокоточным оружием, которым, в случае развязывания военного конфликта, смогут уничтожать российские МБР, подводные лодки и бомбардировщики что делает возможным нанесение «обезоруживающего удара».

Минобороны США также готовит подразделения сухопутных войск к действиям в Арктике. С 2009 г. начались поставки в войска адаптированных для действий в условиях Арктики многоцелевых вертолетов «Блэк Хок». Принято решение о строительстве двух новых передовых баз береговой охраны на Аляске (в Барроу и в Номе). Рассматриваются возможности выделения дополнительных патрульных кораблей. Усиливается противолодочная оборона и обеспечение десантных операций.

В арктическом секторе госграницы РФ и на приграничной территории активизируется деятельность спецслужб США и их союзников по НАТО. Над акваторией Баренцева моря зафиксированы полеты разведывательных самолетов ВВС США. Там же в разведывательных целях совершают походы боевые корабли и подводные лодки. К ведению разведки привлекаются и научно-исследовательские суда Норвегии. Присутствие иностранных исследователей отмечается и в горле Белого моря – там, где Россия проводит испытания своих атомных подводных лодок. Самому пристальному изучению подвергается деятельность РФ на испытательном полигоне на Новой земле.

Все это дает основания сделать вывод, что милитаризация Арктики будет нарастать.

Что же касается реальных военных силы России в арктической зоне то по данным открытых источников, они сосредоточены преимущественно в крайней западной части российской Арктики, на северо-западе Кольского полуострова. Никаких частей и соединений сухопутных войск, ВВС и ПВО к востоку от Северодвинска Россия в Арктике не имеет.

Группировка ВС РФ в этом регионе включает 1 мотострелковую бригаду, 1 бригаду морской пехоты (фактически каждая бригада по численности равна соответствующему полку советской армии или армии США), 20 разведывательных самолетов Су-24МР, до 20 вертолетов Ми-24 и Ми-8, 7 дивизионов зенитно-ракетной системы С-300ПС и ПМ. Кроме того в течение 2 – 3 недель группировка ВС на Кольском полуострове может быть усилена за счет переброски воздушным и железнодорожным транспортом 2 воздушно-десантных и 2 десантно-штурмовых дивизий, 1−2 десантно-штурмовых бригад ВДВ, а также 3 танковых и от 4 до 10 мотострелковых бригад Западного и Центрального ВО. На аэродромы Кольского полуострова может быть переброшено несколько десятков боевых самолетов.

Кроме того, на северном побережье РФ в районе Северодвинска дислоцирован еще один зенитно-ракетный полк ЗРС С-300ПС. На авиабазе Бесовец (Карелия) дислоцируется до 60 истребителей Су-27 и МиГ-31.

Северный флот РФ включает 6 ракетных подводных крейсеров стратегического назначения (РПКСН), 9 ПЛА, 6 дизельных ПЛ, 1 авианосец, 2 крейсера, 2 эсминца, 4 больших и 3 малых противолодочных кораблей, 3 малых ракетных корабля, 2 десантных корабля.

При этом существует только теоретическая возможность усиления флота за счет перехода по внутренним водным путям некоторого количества кораблей и катеров с Балтийского и Черноморского флотов.

Если к этим силам прибавить и силы ТОФ то это увеличит военный потенциал на 7 ПЛА, 7 дизельных ПЛ, 1 крейсер, 1 эсминец, 4 БПК, 5 МПК, 3 МРК, 4 десантных корабля.

Заметим также, что все крупные надводные корабли находятся во Владивостоке, на расстоянии более 4 тыс. км от Арктики и должны будут преодолеть достаточно большой путь в условиях начала войны. В то время как США даже силами только аляскинской группировки сухопутных войск и ВВС, могут без особого труда занять весь Северо-восток России, где нет никаких частей ВС РФ. Ближайшая к Чукотке мотострелковая бригада расположена на Камчатке, следующие – в Хабаровском и Приморском краях. При этом Россия не имеет возможностей перебросить туда тяжелые соединения из-за значительных расстояний, поскольку переброска тяжелой техники по воздуху невозможна, а по морю – займет значительное количество времени и, главное, будет блокирована ВМС США, которые, как было показано выше, значительно сильнее ВМФ РФ. Россия имеет возможность перебросить на Чукотку только части ВДВ и ВВС, однако и это будет сделать достаточно сложно из-за противодействия ВВС США.

ВМС США обладают исключительно высокими возможностями для действий против ВМС любой другой страны. Кроме того, они располагают потенциалом, не имеющим аналогов в мире, для нанесения ударов по наземным целям даже без учета потенциала ПЛАРБ относящихся к стратегическим ядерным силам (СЯС) и предназначенных для нанесения массированного ядерного удара с помощью баллистических ракет.

Корабли ВМС США могут одновременно нести 660 боевых самолетов (не считая противолодочных) и 8838 крылатых ракет (не считая неопределенного количества ракет, которые могут запускаться через торпедные аппараты ПЛА). Причем последняя цифра постоянно увеличивается за счет ввода в строй новых ПЛА типа «Вирджиния» и эсминцев типа «Орли Берк».

Таким образом, только военный потенциал одних США на много превосходит потенциал России тем более если к этому присовокупить силы союзников по НАТО. Конечно, нельзя не учитывать того, что далеко не все силы США и их союзников находятся в Арктике или поблизости, однако даже половины этого потенциала достаточно, чтобы нанести мощный удар по России. В случае нанесения кораблями ВМС США (вместе со стратегической и палубной авиацией) массированного обезоруживающего неядерного удара с помощью КР «Томагавк» по объектам СЯС РФ будет уничтожена значительная часть российских МБР, РПКСН и бомбардировщиков, причем без глобальной экологической катастрофы. При таком сценарии американские СЯС полностью сохранят свой потенциал. В тоже время Российский ответный удар остатками своих СЯС может быть парирован с помощью даже ограниченной ПРО.

Для выполнения этой задачи американские корабли должны наносить удар именно из Арктики, поскольку, отсюда простреливается с помощью КР «Томагавк» большая часть российской территории (и большая часть объектов СЯС). К тому же корабли оказываются под траекториями полета оставшихся российских МБР и БРПЛ в сторону США (их траектории проходят через Арктику), что существенно облегчает выполнение задачи ПРО из-за минимизации значения курсового параметра и возможности стрелять навстречу, а не вдогон. Кроме того, если российские СЯС будут существенно ослаблены в результате обезоруживающего удара, а американские СЯС полностью сохранят свой потенциал, Россия вообще не решится на ответный удар.

Все это в совокупности представляет серьезную проблему сохранения влиянии России в Арктике. И это, безусловно, заставляет руководство страны принимать меры по укреплению обороноспособности на Севере.

Так с 2008 г. возобновилось боевое дежурство кораблей Северного флота РФ в Северном Ледовитом океане, а российская стратегическая авиация за указанный год совершила 87 вылетов в этом регионе.

С середины февраля 2013 г. экипажи самолетов морской авиации Северного флота, как и в советское время, вновь начали постоянно патрулировать в арктических широтах Северного Ледовитого океана. Их нынешние маршруты пролегли над нейтральными водами Северного Ледовитого океана и вдоль Северного морского пути.

Летом 2013 г. корабли и суда обеспечения Северного флота, а также весь атомный надводный флот Российской Федерации совершили дальний поход в Арктику, конечной точкой которого стал остров Котельный, относящийся к группе Новосибирских островов.

На обратном пути следования отряд кораблей Северного флота отработал форсирование опасных в ледовом отношении участков Северного морского пути, провел ряд учений.

В декабре 2013 г. Президент РФ В. В. Путин на расширенном заседании коллегии Минобороны дал распоряжение создать в Арктике воинские части для защиты российских территорий. В свою очередь в Министерстве обороны были приняты ряд решений по защите северных территорий России в 2014 г. Там планируется восстановить российские аэродромы на Земле Франца-Иосифа и Новосибирских островах, а затем и другие посадочные полосы на северной территории, такие как Тикси, Нарьян-Мар, Алыкель, Амдерма, Анадырь, Рогачево, Нагурская. В 2014 г. также предусматривается создание группировку войск и сил для обеспечения военной безопасности и защиты национальных интересов РФ в Арктике.

21 апреля 2014 г. Правительством Российской Федерации была утверждена государственная программа «Социально-экономическое развитие Арктической зоны Российской Федерации на период до 2020 года». Согласно этой программы для достижения цели повышения уровня социально-экономического развития Арктической зоны Российской Федерации, ставится задача обеспечения благоприятного оперативного режима в Арктической зоне РФ, включая поддержание необходимого боевого потенциала группировок войск (сил) общего назначения Вооруженных Сил России, других войск, воинских формирований и органов, дислоцированных в этом регионе.

Однако в современных условиях этого, на мой взгляд, не достаточно.

Здесь необходимо, во-первых, не просто усиление арктической группировки, а создание отдельного военного округа или командования.

Во-вторых, проведение не просто перевооружения, а его форсированного варианта как приоритетного национального проекта. Ведь наши партнеры-противники вряд ли будут ждать пока Россия закончит модернизацию своих Вооруженных сил и техники. Кроме того в современных условиях моральное старение военной техники происходит ускоренными темпами. Поэтому здесь необходим рывок.

В-третьих, необходимы поиск надежного союзника для противодействия экспансии США и ЕС в Арктике.

И здесь, на мой взгляд, стоит обратить особое внимание на КНР.

Китай не являясь приарктическим государством, стремится туда, прежде всего как мировая держава и потому угроза России с этой стороны минимальна.

Главная причина постепенного усиления китайского интереса к Арктике определенно экономическая. Во-первых, Китай хочет закрепить за собой доступ к арктическим морским путям, которые дают значительную экономию времени и денег при перевозке грузов. Во-вторых, также хочет обеспечить себе возможность доступа к ресурсной базе Арктики, в том числе, к богатым рыбным промыслам в Северном Ледовитом океане, к месторождениям редкоземельных металлов в Гренландии и углеводородов в России.

Для отстаивания этих интересов Китай пока использует дипломатический путь, заключая многочисленные двусторонние соглашения. В тоже время государство активно поддерживает частные инвестиции, в том числе и в российские морские проекты по добычи углеводородов. Возможно, именно с целью продвижения на Север КНР арендовала порт в Северной Корее, готовя его к роли транспортного узла для осуществления в будущем арктических морских перевозок.

В тоже время Китай заинтересован в расширении международных вод в Арктике. Ибо это увеличивает его право на получение выгод от углеводородных и рыбных ресурсов в «общих» водах. КНР, которая является самой крупной в мире морской транспортной державой, и получает более 40% ВВП от судостроения и судоходства, очень беспокоит то, что Северным морским путем управляет Россия, и особенно та высокая плата, которую она требует за ледокольные услуги.

Таким образом, Китай может стать той державой, которая позволит России осуществить планы освоения и защиты Севера.

Для этого необходимо, во-первых, усиление российско-китайского сотрудничества.

Здесь главное место в списке приоритетов КНР занимает освоение Северного морского пути китайскими судоходными компаниями, старт которому должен быть дан уже в летнюю навигацию 2013 г.

Профессор Ли Чжэнфу писал еще в 2009 г. в журнале Китайской ассоциации науки и технологии: «Когда заработает Северо-Западный проход (Северо-западным проходом китайцы называют именно Северный морской путь), он станет новым “осевым морским путем” между Атлантикой и Тихим океаном. Тот, кто контролирует арктический путь, будет контролировать новый коридор в мировой экономике и международной стратегии».

Но на этом пути необходимо иметь современную инфраструктуру с аэродромами, железнодорожными подходами к его узлам, складами и тому подобным. Поэтому Пекин готов к серьезным инвестициям. Китайские инвесторы выразили готовность вкладывать средства в строительство нового глубоководного Архангельского морского торгового порта и железнодорожной магистрали Белкомур (Белое море — Коми — Урал), которая на 800 км сократит путь из Сибири до Белого моря.

На втором месте стоит привлечение китайских добывающих компаний к освоению углеводородных ресурсов шельфа российской Арктики. Этот вопрос обсуждался в феврале 2013 г. в ходе визита в Китай главы «Роснефти» И. Сечина. Достигнутые договоренности обрели юридическую форму, когда в рамках переговоров между В. Путиным и новым председателем КНР Си Цзиньпином в Москве «Роснефть» и CNPC договорились о совместном изучении Западно-Приновоземельского участка в Баренцевом море, а также Южно-Русского и Медынско-Варандейского участков в Печорском море.

В этом вопросе Россия я считаю должна предоставить Китаю режим наибольшего благоприятствования.

Во-вторых, КНР активизировал свою деятельность в скандинавских странах и как сообщается в открытой печати, не безуспешно. Дания, Норвегия и Исландия уже признали наличие интересов КНР в Арктике в обмен на инвестиции. Таким образом чем больше денег вложит Китай в развитие арктической инфраструктуры Скандинавии и Исландии тем крепче будет привязан к интересам региона а в таком случае Пекин сделает все для того чтобы не допустить усиления США. Кроме того это может создать условия для «отрыва» скандинавских стран от Америки.

Наконец, в-третьих, в США серьезно опасаются, что Китай будет только активизировать свою политику в регионе. КНР в Арктике боятся, во всяком случае, считают опасным конкурентом. Бывший капитан ВМС США, профессор международного права в Военно-морском колледже США в Ньюпорте, Д. Краска высказался весьма определенно: «Было бы разумно настороженно относиться к Китаю ― стране, довольно неуклюжей в бравировании своим растущим экономическим весом и порой склонной к грубому поведению». Таким образом, это создает условия для России ослабить возможную американскую экспансию в Арктике через разжигание противоречий между двумя мировыми державами.

Вот только готова ли к таким отношениям Поднебесная?

А.В. Самохин, эксперт ЦИМО АТР

You can comment this article, but links are not allowed.

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика